A+ A A-

Сочинение ЕГЭ по русскому. Проблема отношения к историческому прошлому, памяти

Текст. По И. Руденко
(1)На Ленинградском шоссе, невдалеке от поворота на «Шереметьево», взгляд вдруг выхватил на рекламном щите сурово-требовательное лицо воина с красной звездочкой на каске: «Ты записался добровольцем?» (2)Такое знакомое лицо, внезапно опрокидывающее тебя в военное лихолетье, когда плакаты, зовущие в бой, были такой же приметой дня, как сегодня соблазняющая на красивую жизнь реклама. (З)Это и была реклама... дома отдыха! (4)Суровый боец звал... «в поход на русские бани и сауны». (5)Ну и ну... (6)— Да это просто прикол такой, — не разделил моего недоумения молодой коллега. — Юмор. (7)Дохихикались... (8)Вы обратили внимание на это всемирное хихиканье, на этот утробный юмор, ерничанье, глумливую усмешку, становящиеся стилем жизни? (9)Но есть же, должны быть события, понятия, чувства, не подвластные упражнениям в остроумии! (10)Не успела прийти в себя от оскорбительной безвкусицы, как снова на дороге военный плакат. (И)Знаменитая скорбно-суровая женщина в алом: «Родина-мать зовет!» (12)Не на черные штыки, грозно поднимающиеся у нее за спиной, зовет, нет. (13)Зов продолжен ныне так: «Родина-мать зовет отдыхать». (14)Таков слоган дня, оказывается. (15)А вместо военной присяги у нее в руке... «путевка: ночной клуб, ресторан, русские бани». (16)Самое время поерничать над военной присягой? (17)А Родине-матери звать в ночной клуб? (18)Было время натужного пафоса, лицемерно-декларативной патриотичности, когда искренность, честность сопротивлялись употреблению святых слов всуе. (19)Как говорил старый бакенщик Паустовского: «Все кричите: «Родина, Родина! А вот она, Родина, — за стогами». (20)Но это не снижение, а приближение к нам дорогого понятия. (21)Военные плакаты, превращенные в рекламу, хотели или не хотели того ее создатели, рассчитаны именно на снижение. (22)Но Родина — дом человека. (23)А не дом циника все же. (24)Как смотрит на эти плакаты-рекламы тот, не плакатный, настоящий доброволец, что, израненный, больной, дожил до сегодняшнего дня? (25)И дожил не в хоромах? (26)Впрочем, вряд ли наши ветераны ездят по дороге в аэропорт, ворота страны, которую они исходили своими ногами в войну. (27)И уж никак не могут интересоваться ветераны домом отдыха, где плата за день стоит их полумесячной пенсии. (28)Тогда зачем дорогие понятия — снова всуе? (29)Прямо напротив плакатов, через дорогу, — знаменитые «ежи». (ЗО)Последняя линия обороны. (31)3десь все воины, отвечая на зов Родины-матери, не пропустили врага. (32)И погибли. (ЗЗ)Не хочется впадать в пафос, говорить громкие слова «кощунство», «исторический нигилизм», но превращать эпос, каким была Великая Отечественная, в анекдот — как еще назвать, подскажите?
(По И. Руденко)


Сочинение
Как мы относимся к историческому прошлому? Сохраним ли мы уважение к великим событиям нашего государства или все забудем, и только выгода будет нашей целью? Такую проблему поднимает И. Руденко в своем тексте.
Автор приводит примеры кощунственного обращения с реликвиями Великой Отечественной войны — самой кровопролитной в истории нашей страны, раны которой еще не затянулись, потому что живы люди, помнящие то время. И. Руденко рассказывает о том, как из плакатов времен войны делаются рекламные щиты, призывающие отдыхать, развлекаться, жить красивой и богатой жизнью. Автор подчеркивает, что те плакаты, например знаменитый «Родина-мать зовет», помогали бойцам, поднимали их боевой дух, теперь служат для рекламы. Журналистка возмущена тем, как цинично относятся к великим и трагическим событиям многие люди, которые уже не понимают, что в этом плохого. Молодой коллега автора говорит: «Да это просто прикол такой. Юмор». Но для автора, да и для многих других людей, ветеранов особенно, это не юмор — это «глумливая усмешка» над подвигами людей, сражавшихся за Родину.
Автор считает, что нельзя превращать эпос в анекдот, нельзя глумиться над прошлым, над великим подвигом солдат Великой Отечественной, над всем, что входит в понятие «Родина».
Я полностью согласна с позицией автора, потому что если для людей не останется ничего святого, если будет только «всемирное хихиканье, утробный юмор», то не будет и гордости за великую страну, за людей, победивших фашизм, преодолевших голод, разруху, нищету, но сохранивших свое достоинство. Надо уважать и беречь свою историю и тех людей, которые ее творили.
В нашей великой русской литературе мы можем найти примеры, подтверждающие эту позицию. Например, в романе «Война и мир» Л. Н. Толстого есть эпизод, когда Берг, муж старшей дочери Ростовых, Веры, просит у графа подводу, чтобы увести купленные по дешевке у убегающих аристократов предметы интерьера. Он не понимает, что решается судьба Москвы, он думает только о собственной выгоде, которую он извлечет из отъезда дворян. Наташа, а за ней и вся семья Ростовых с презрением относятся к Бергу, они отдают все подводы раненым, чтобы те не остались в плену у французов.
К сожалению, в реальной жизни мы часто видим примеры обратного. В газетах пишут о надругательстве над Вечным огнем, о вандализме, совершенном над памятниками воинам, погибшим в войну. У кого поднимается рука на святое? Как раз у тех, кто считает, что это прикольно, что это юмор, в ком с детства не воспитали уважение к памяти, к людям, которые создавали страну, защищали ее, погибали за нее.
Проблема, поднятая И. Руденко, очень важна, это не только проблема сохранения памяти, истории, прошлого, это и проблема воспитания в людях уважения к этому прошлому.