Сочинение на тему

Сочинение на тему: Лирический герой А.А. Блока

Блоку — верьте. Это настоящий — волею божией — поэт и человек бесстрашной искренности. М. Горький Стихотворения настоящего поэта являются его дневником, отражением мыслей человека в момент создания очередного шедевра. Ведь любое стихотворение подлинного поэта — это шедевр. Его очень трудно написать так, чтобы оно не соответствовало состоянию творца. В свои стихотворения поэт вкладывает всю душу. И быть поэтом — особый дар. Нужно уметь выразить состояние души и чувства словами, а это может не каждый. Чем больше читаешь произведения поэта, тем большее начинаешь понимать его как человека. На первый взгляд, он не очень многим отличается от остальных: те же мысли, те же желания. Только все это выражается не так, как у всех, а с особой специфичностью, быть может, более скрыто и в основном через стихотворения. Но человек с божьим даром, даром, дающим ему способность писать стихи, не может иначе. Таким поэтом, обладающим божественным даром, был Александр Блок. Очень важно то, что Блок понимал назначение свое как поэта: его цель — сделать мир лучше, прекраснее. В литературу начала первого десятилетия XX века Блок входит как певец "туманной" любви, неземной и возвышенной. Его лирический герой не отдается непосредственному чувству, а совершает обряд — поклоняется Ей, Прекрасной Даме. Строй поэтической речи в самых туманных, зашифрованных картинах передает "неизъяснимую прелесть" интимного чувства: Я скрыл лицо, и проходили годы. Я пребывал в служенъи много лет. Сквозь отточенную поэтику неуловимых символов прорывается жизненная основа лирического переживания. Неожиданно открывшийся душевный порыв лирического героя неоспоримо говорит о постоянной борьбе поэта с декадентским видением и образным мышлением, о первых победах в этой борьбе: Погружался я в море клевера, Окруженный сказками пчел, Но ветер, зовущий с севера, Мое детское сердце нашел. Подлинной же выразительности поэт достиг, когда полностью отказался от заранее заданных теоретических установок. Радость бытия врывается в его стих "Встану я в утро туманное...": Настежь ворота тяжелые! Ветром пахнуло в окно! Песни такие веселые Не раздавались давно! Нас пленяет гармоничность стихотворной речи, одухотворенность и изысканность чувств в ранней лирике Блока. Мы входим в новый для нас мир, где герои живут светлой любовью и искренностью. Для своего времени Блок стал таким же певцом интимного чувства, каким для своего был Пушкин. Но в этот духовно устойчивый, полный гармонии мир поэтичной души врывается социально-трагическая тема. Так, в стихотворении "Из газет" говорится о смерти женщины, оставившей сиротами детей ("Мамочке хорошо. Мама умерла"). У Блока восприятие построено во многом на контрастах — от напряженного ощущения счастья, веры в любовь, до совершенных провалов на дно, в "страшный мир". А какое прекрасное стихотворение "Незнакомка". В драматическом столкновении с пошлым буржуазным дачным бытом возникает романтически возвышенное любовное переживание, рождающееся в душе лирического героя. Одухотворенность героини Блока воспринимается как протест против мира пьяниц, котелков, испытанных остряков. Драматизм ситуации здесь не столько в непримиримости возникшего в душе героя конфликта, сколько в несовместимости мира "пьяниц с глазами кроликов" и женского облика, несущего в себе "древние поверья" и очарование "дальних берегов". Исторически конфликт может быть разрешен, поэтическую несовместимость преодолеть невозможно. И в этом сложном духовном столкновении в стихотворении возникает мотив глухой и заветной, доверенной герою тайны ("Глухие тайны мне поручены, мне чье-то солнце вручено..."). Стихотворение "О доблестях, о подвигах, о славе..." можно поставить в один ряд с шедеврами русской и мировой лирики. Интимные переживания лирического героя становятся значительно сложнее: поэт с удивительной нравственной чистотой показывает состояние человека, охваченного всеобъемлющим чувством любви. Поэтический миг, схваченный в стихотворении, — это как бы вся жизнь: прошлое и будущее в настоящем. Здесь и воспоминание о промелькнувшем счастье ("Летели дни, крутясь проклятым роем..."), и безнадежность будущего ("Уж не мечтать о нежности, о славе..."), и горькая мимолетность сиюминутного состояния ("...Мне снится плащ твой синий, в котором ты в сырую ночь ушла..."). Противоречие лирического героя с любимой непреодолимо, утрата неизбежна, но в конфликте нет трагизма отречения ("...Я слезы лил, но ты не снизошла..."). Вековая культура изображения человеческого переживания, восходящая к светлой пушкинской лирике, делает эти стихи непревзойденными по нравственно-эстетической силе. Чувством любви и сострадания к ближнему исполнено стихотворение "На железной дороге". Тема страданий личности, раздавленной "железной действительностью", навеяна поэту толстовским "Воскресением". Трагедия одинокой, отвергнутой души, история оскорбленной девушки приобретает обобщенное социальное содержание, превращаясь в трагедию поколения, народа. В стихотворении "На железной дороге", сочувствуя униженному и оскорбленному человеку, поэт утверждает свою любовь к России. Блок создал особенный поэтический образ Родины. Это образ красавицы женщины, возлюбленной, невесты. Ее лик светел, она хранит первоначальную чистоту души поэта: О, Русь моя! Жена моя! До боли Нам ясен долгий путь!.. И нет конца. Она никогда не пропадет и не сгинет, с нею "невозможное возможно", она "ведет на вечный бой", перед ней лежит долгий путь вперед, в будущее. Лирический герой чувствует себя неотделимым от красоты, тишины. Пусть он только путник, затерявшийся на ее гибельных, но всегда любимых просторах, но с Россией ничего не страшно. Да, поэзия Блока прекрасна. Творческий гений поэта, его бессонная тревога, обостренная совестливость, честность перед жизнью обеспечили ему бессмертие. До нас дошел его обличающий голос: Испепеляющие годы! Безумья лъ в вас, надежды лъ весть? От дней войны, от дней свободы Кровавый отсвет в лицах есть. Притягательная сила стихов Блока проверена временем. Они тревожат, печалят, радуют, волнуют, воодушевляют, заставляют почувствовать могущество гармонии, внесенной в мир великим и благородным поэтом. Страстной правдой горевшее слово Он от пламени сердца зажег. И народ не забудет простого, Благородного имени — Блок. Р. Рождественский

А под маской было звездно...

А. А. Блок

В конце XIX — начале XX века в русской литературе появляется направление, получившее название “символизм”. Теоретик символизма В. Соловьев так сформулировал его основные принципы. Во-первых, принцип Вечной Женственности. Среди символистов присутствовало ожидание новой Богоматери, которая являлась синтезом Марии, матери Христа, и обычной, скромной девушки. Вторым утверждением было то, что “земная жизнь несовершенна”, из чего проистекало вечное подсознательное стремление к Небесному, ирреальному. Напрямую связано с ним и следующее утверждение символистов: в реальности подавлена любовь, а Вечная Женственность есть олицетворение любви.

А. Блок очень многое из теории В. Соловьева использовал и сделал основой своего творчества. Однако также многое было переосмыслено поэтом. Вот почему лирический герой Блока не столько типичный герой символизма, сколько синтез его с личностью самого Блока. Если рассматривать этого героя в общем, не разделяя его образ на различные сборники поэта, можно с легкостью определить черты, которые не изменяются на протяжении всего блоковского творчества. Лирический герой интеллигентен, чист душой, ему противны пошлость и обыденность реальности: “Я не люблю пустого словаря любовных слов...”; его понимание земного несовершенства и вера (а он верит) поднимают его на высокий уровень нравственного и духовного развития — это от самого Блока. Естественно, что, обладая всеми вышеперечисленными качествами, герой автора ярко выделяется из толпы, понимает всю правду об окружающем мире и замечает то, чего не видят другие. Лирический герой Блока — во многом сам Блок. Но обладающий возможностью после пережитой трагедии, а зачастую и духовной смерти вновь возродиться для того, чтобы “безумно жить”.

“Жизнь” лирического героя напрямую связана с жизнью самого поэта, и сам он (лирический герой) с каждым новым сборником автора становится все более и более трагичным и сложным образом.

В первом сборнике А. Блока “Стихи о Прекрасной Даме” наиболее ярко проявляется единство романтического и реалистического и свойственная поэту бивалентность образа. Герой Блока — романтик, любящий, но не всегда страдающий. Счастье для него в существовании идеала Прекрасной Дамы, а не в реализации любви к нему. Понятие счастливой любви переосмысливается Блоком: быть счастливым не значит быть рядом с любимой: земное чувство — ниже и упрощеннее идеала и самого героя.

Если бы злое несли облака,

Сердце мое не дрожало бы...

Скрипнула дверь. Задрожала рука.

Слезы. И песни. И жалобы.

Вот где реализация счастья и душевного напряжения. Самореализация не в “Ты мой”, “твоя”, “люблю”, “Навеки твой”, а в “предчувствии” тебя.

В следующем сборнике “Распутья” мировосприятие лирического героя выходит за рамки интимного. Поэта интересует жизнь в рамках реальности, то, что происходит вокруг, то, неотъемлемой частью чего он стал. Невозможно понять его роль в окружающем “хаосе песен воды и хрипящих звуков”. То ли он “мальчик больной, играющий в жмурки с Вечностью”, то ли плачущий черный человек, “гасящий фонарики, карабкаясь на лестницу”.

В следующем сборнике “Город” кажется, что, несмотря на любовь поэта к городу, его лирический герой смертельно устал от “зловонного кадила городской гари”.

В этот город торговли

Небеса не сойдут, —

делает вывод герой. А значит, этот город не для него.

“Снежная маска” Блока делится на два цикла: “Снега” и “Маски”. От одного цикла до другого с героем происходит душевная эволюция, и в “Масках” лирический герой Блока впервые переживает духовную смерть. В “Снегах” он “непокорен и свободен”; он опускается до земной любви, совершая трагическую ошибку:

И как, глядясь в живые струи,

Не увидать себя в венце?

Твои не вспомнить поцелуи

На запрокинутом лице?

Только потом герой понимает свою ошибку:

Я не открою тебе дверей.

Нет.

Никогда.

Слишком поздно. Для него потерян чистый, высокий идеал, и в “Масках” “тайно сердце просит гибели”.

“Все чаще я по городу брожу. / Все чаще вижу смерть — и улыбаюсь”. “Вольные мысли” как нельзя лучше передают душевную усталость поэта. “Моя душа проста”. После переживаний, страданий и тоски лирический герой перерождается и начинает все сначала.

“Страшный мир” — новая грань в мировоззрении поэта. Страшный мир — это реальность, которая вытеснила из атмосферы, окружающей героя, все романтическое и возвышенное. Страшный мир — это нелюбовь, не только окружающая его, но и “вытравившая” его душу, которая “на последний путь вступая / Безумно плачет о прошлых снах”. Опустошение и усталость рождают страсть. Ищущий выхода герой стоит перед дилеммой: “Притворяться непогибшим / И об игре трагической страстей / Повествовать еще не жившим” или отдаться “роковой отраде горькой, как полынь, страсти”. Не будучи в силах сделать выбор, “унижаемый и злой”, герой делает страшный для мира, для Вселенной вывод:

Живи еще хоть четверть века —

Все будет так. Исхода нет...

Умрешь — начнешь опять сначала,

И повторится все, как встарь.

“Я сегодня не помню, что было вчера”, — пишет Блок в следующем своем сборнике “Возмездие”. Но начинать жизнь сначала можно лишь с радостным чувством, он же “смертельно болен” оттого, что его “земное сердце уставало / Так много лет, так много дней...”.

К жизни лирического героя возрождает его “небесное” сердце. “О, я хочу безумно жить!” — пишет он в “Ямбах”. Вернувшись к жизни, Блок возвращается к страсти в сборнике “Кармен”. Для героя “бушует снежная весна”. Но здесь уже намечается проблема, которая позднее будет раскрыта в поэме “Соловьиный сад”:

Здесь — страшная печать отверженности женской,

За прелесть дивную — постичь ее нет сил.

Там — дикий сплав миров, где часть души вселенской

Рыдает, исходя гармонией светил.

В этой поэме Блок осмысливает проблему счастья: чему посвятить свою жизнь: гражданскому или семейному счастью? Вывод? “Заглушить рокотание моря / Соловьиная песнь не вольна!” Блок находит оптимальный выход: он объединяет интимную и патриотическую любовь в одном цикле “Родина”. В письме к Станиславскому Блок пишет: “Этой теме я сознательно и бесповоротно посвящаю жизнь”.

Слияние темы Родины с темой любви находит свое выражение в отождествлении Руси с образом женщины-крестьянки и возлюбленной лирического героя. Его образ в произведении не однозначен и представляет собой синтез древнего воина и лирического героя, чья жизнь переосмысливается во всех циклах и стихотворениях сборника поэта.

В каждом стихотворении его образ изменяется под влиянием жизненного опыта А. Блока. В последнем этапе творчества поэта его лирический герой — не герой Символизма, а, скорее, собрание всего пережитого и перечувствованного Блоком.

Блоку — верьте. Это настоящий — волею

божией — поэт и человек бесстрашной искренности.

М. Горький

Стихотворения настоящего поэта являются его дневником, отражением мыслей человека в момент создания очередного шедевра. Ведь любое стихотворение подлинного поэта — это шедевр. Его очень трудно написать так, чтобы оно не соответствовало состоянию творца. В свои стихотворения поэт вкладывает всю душу. И быть поэтом — особый дар. Нужно уметь выразить состояние души и чувства словами, а это может не каждый. Чем больше читаешь произведения поэта, тем больше начинаешь понимать его как человека. На первый взгляд, он не очень многим отличается от остальных: те же мысли, те же желания. Только все это выражается не так, как у всех, а с особой специфичностью, быть может, более скрыто и в основном через стихотворения. Но человек с божьим даром, даром, дающим ему способность писать стихи, не может иначе. Таким поэтом, обладающим божественным даром, был Александр Блок.

Очень важно то, что Блок понимал назначение свое как поэта: его цель — сделать мир лучше, прекраснее.

В литературу начала первого десятилетия XX века Блок входит как певец "туманной" любви, неземной и возвышенной. Его лирический герой не отдается непосредственному чувству, а совершает обряд — поклоняется Ей, Прекрасной Даме.

Строй поэтической речи в самых туманных, зашифрованных картинах передает "неизъяснимую прелесть" интимного чувства:

Я скрыл лицо, и проходили годы.

Я пребывал в служеньи много лет.

Сквозь отточенную поэтику неуловимых символов прорывается жизненная основа лирического переживания. Неожиданно открывшийся душевный порыв лирического героя неоспоримо говорит о постоянной борьбе поэта с декадентским видением и образным мышлением, о первых победах в этой борьбе:

Погружался я в море клевера,

Окруженный сказками пчел,

Но ветер, зовущий с севера,

Мое детское сердце нашел.

Подлинной же выразительности поэт достиг, когда полностью отказался от заранее заданных теоретических установок. Радость бытия врывается в его стих "Встану я в утро туманное...":

Настежь ворота тяжелые!

Ветром пахнуло в окно!

Песни такие веселые

Не раздавались давно!

Нас пленяет гармоничность стихотворной речи, одухотворенность и изысканность чувств в ранней лирике Блока. Мы входим в новый для нас мир, где герои живут светлой любовью и искренностью. Для своего времени Блок стал таким же певцом интимного чувства, каким для своего был Пушкин. Но в этот духовно устойчивый, полный гармонии мир поэтичной души врывается социально-трагическая тема. Так, в стихотворении "Из газет" говорится о смерти женщины, оставившей сиротами детей ("Мамочке хорошо. Мама умерла"). У Блока восприятие построено во многом на контрастах — от напряженного ощущения счастья, веры в любовь, до совершенных провалов на дно, в "страшный мир".

А какое прекрасное стихотворение "Незнакомка". В драматическом столкновении с пошлым буржуазным дачным бытом возникает романтически возвышенное любовное переживание, рождающееся в душе лирического героя. Одухотворенность героини Блока воспринимается как протест против мира пьяниц, котелков, испытанных остряков.

Драматизм ситуации здесь не столько в непримиримости возникшего в душе героя конфликта, сколько в несовместимости мира "пьяниц с глазами кроликов" и женского облика, несущего в себе "древние поверья" и очарование "дальних берегов".

Исторически конфликт может быть разрешен, поэтическую несовместимость преодолеть невозможно. И в этом сложном духовном столкновении в стихотворении возникает мотив глухой и заветной, доверенной герою тайны ("Глухие тайны мне поручены, мне чье-то солнце вручено...").

Стихотворение "О доблестях, о подвигах, о славе..." можно поставить в один ряд с шедеврами русской и мировой лирики. Интимные переживания лирического героя становятся значительно сложнее: поэт с удивительной нравственной чистотой показывает состояние человека, охваченного всеобъемлющим чувством любви. Поэтический миг, схваченный в стихотворении, — это как бы вся жизнь: прошлое и будущее в настоящем. Здесь и воспоминание о промелькнувшем счастье ("Летели дни, крутясь проклятым роем..."), и безнадежность будущего ("Уж не мечтать о нежности, о славе..."), и горькая мимолетность сиюминутного состояния ("...Мне снится плащ твой синий, в котором ты в сырую ночь ушла...").

Противоречие лирического героя с любимой непреодолимо, утрата неизбежна, но в конфликте нет трагизма отречения ("...Я слезы лил, но ты не снизошла..."). Вековая культура изображения человеческого переживания, восходящая к светлой пушкинской лирике, делает эти стихи непревзойденными по нравственно-эстетической силе.

Чувством любви и сострадания к ближнему исполнено стихотворение "На железной дороге". Тема страданий личности, раздавленной "железной действительностью", навеяна поэту толстовским "Воскресением". Трагедия одинокой, отвергнутой души, история оскорбленной девушки приобретает обобщенное социальное содержание, превращаясь в трагедию поколения, народа.

В стихотворении "На железной дороге", сочувствуя униженному и оскорбленному человеку, поэт утверждает свою , любовь к России.

Блок создал особенный поэтический образ Родины. Это образ красавицы женщины, возлюбленной, невесты. Ее лик светел, она хранит первоначальную чистоту души поэта:

О, Русь моя! Жена моя! До боли

Нам ясен долгий путь!..

И нет конца.

Она никогда не пропадет и не сгинет, с нею "невозможное возможно", она "ведет на вечный бой", перед ней лежит дол гий путь вперед, в будущее. Лирический герой чувствует себя неотделимым от красоты, тишины. Пусть он только путник, затерявшийся на ее гибельных, но всегда любимых просторах, но с Россией ничего не страшно.

Да, поэзия Блока прекрасна. Творческий гений поэта, его бессонная тревога, обостренная совестливость, честность перед жизнью обеспечили ему бессмертие. До нас дошел его обличающий голос:

Испепеляющие годы!

Безумья ль в вас, надежды ль весть?

От дней войны, от дней свободы,

Кровавый отсвет в лицах есть.

Притягательная сила стихов Блока проверена временем. Они тревожат, печалят, радуют, волнуют, воодушевляют, заставляют почувствовать могущество гармонии, внесенной в мир великим и благородным поэтом.

Страстной правдой горевшее слово

Он от пламени сердца зажег.

И народ не забудет простого,

Благородного имени — Блок.

Р. Рождественский

     Сочинения по русскому языку и литературе.