Сочинение на тему

Роль композиции в раскрытии идейного содержания поэмы А. А. Блока «Двенадцать»

Как мы понимаем идею художественного произведения? Ведь ни один автор не высказывает ее напрямую, как, например, в публицистике. Понять то, что хотел сказать автор, помогает весь строй художественного произведения: и система образов, и развитие сюжета, и, конечно, композиция. Мы попробуем доказать это на примере поэмы А. Блока “Двенадцать” .
    Одним из композиционных приемов, которые использует А. Блок, является совмещение реального и символического планов. Так, например, образ ветра. С одной стороны, ветер как примета зимы 1918 года, а с другой стороны, “ветер веселый” олицетворяет собой революцию, которую А. Блок воспринимал как стихию. Приведем еще один пример. Известно, что отряды, патрулировавшие Петроград 1918 года, состояли из двенадцати человек. В то же время число “двенадцать” отсылает нас к библейскому сюжету о двенадцати апостолах. Поэтому можно говорить о том, что двенадцать красногвардейцев в поэме — это не только историческая примета времени, но и образ глубоко символичный.
    Еще один художественный прием — кольцевая композиция поэмы. Поэма состоит из двенадцати глав, что также не случайно.
    I и XII главы соотнесены между собой. В I главе происходит I сужение реального пространства. Сначала это весь мир:
    Ветер, ветер —
    На всем божьем свете!
    Но постепенно появляются здания, социальные приметы времени (лозунг “Вся власть Учредительному Собранию”), наконец, отдельные прохожие: старушка, “буржуй на перекрестке”, “товарищ поп” и другие. Канат между зданиями как бы стягивает реальное пространство.
    В последней же главе происходит обратный процесс: пространство начинает расширяться. Причем расширяется не только реальное пространство (из-за вьюги пропадают очертания домов, конкретные детали, характеризующие город), но и символическое. На наших глазах паршивый пес превращается в символ старого мира:

    
    Отвяжись ты, шелудивый,
    Я штыком пощекочу!
    Старый мир, как пес паршивый,
    Провались — поколочу!
    Действие остальных глав заключено в строгие рамки городских улиц: патруль из двенадцати человек идет по Петрограду.

    
    А. Блок прибегает к сужению пространства, чтобы как можно более полно и объемно показать ту жизнь, которой живет страна после революции.
    Расширение же символического пространства автор использует, чтобы событиям, происходящим во внутренних главах, придать вселенский масштаб, а также ввести образ Христа, с которым связана главная идея поэмы: революция воспринимается А. Блоком как дверь в светлое будущее.
    В мировой литературе образ Христа является воплощением чистоты, добра, гуманности. Поэтому мы можем рассматривать заключительную сцену как раскрывающую антитезу, данную в I главе (“Черный ветер. Белый снег”):
    ...Так идут державным шагом —
    Позади — голодный пес,
    Впереди — с кровавым флагом,
    И за вьюгой невидим,
    И от пули невредим...
    В белом венчике из роз —
    Впереди — Иисус Христос.
    Образ Христа является выражением того белого цвета, который мы заметили в самом начале произведения, воплощением светлого будущего, к которому, по мысли А. Блока, ведет революция. Но это будущее пока не видно за вьюгой, за беспорядком, хаосом революционных дней. Отряд — это двенадцать апостолов революции. А голодный пес — символ всего темного, что остается в старом мире, за дверью, за спинами этих солдат.
    Однако может озадачить кровавый флаг в руках Христа, не просто красный, а именно кровавый. Чтобы понять мысль А. Блока, нам опять-таки следует обратиться к композиции произведения.
    Композиционным центром поэмы являются VI и VII главы. В VI главе происходит убийство Катьки. Глава стилистически сумбурна: много возгласов, многоточий, но все перекрывает один призыв:
    Революционный держите шаг!
    Неугомонный не дремлет враг!
    А в VII главе мы видим раскаяние убийцы, появляется лирический мотив воспоминания, но в конце уже звучат залихватские крики:
    Эх, эх!
    Позабавиться не грех!..
    Отмыкайте погреба —
    Гуляет нынче голытьба!
    А. Блок показывает, что пролитие крови — событие повседневное для того времени. Нельзя, конечно же, говорить, что автор одобряет пролитие крови. Христос, по мысли А. Блока, принимает на себя всю кровь, пролитую в эти дни, дни революции, поэтому у него в руках кровавый флаг.
    Еще один композиционный прием — постоянно меняющийся размер стиха. Этот прием служит для того, чтобы точно передать хаос, царивший в это время в Петрограде. В поэме звучит и мотив марша (“Вперед, вперед, рабочий народ!”), и частушки (“Эх, эх, попляши! Больно ножки хороши!”), и романса (“Не слышно шуму городского...”), и панихиды (“Упокой, Господи, душу рабы твоея...”).
    В своей работе мы остановились лишь на тех композиционных приемах, которые, на наш взгляд, наиболее ярко выражают замысел автора. Но даже они убедительно доказывают, что композиция несет важную смысловую нагрузку и играет одну из главных ролей в раскрытии идейного содержания художественного произведения.

     Сочинения по русскому языку и литературе.