Сочинения на тему: Белая гвардия, Мастер и Маргарита, Собачье сердце, Дни Турбиных

Смысл двух превращений Шарика в повести М.А. Булгакова «Собачье сердце»

Над одной из значительных своих повестей, «Собачьим сердцем», М.А. Булгаков работал предположительно в 1924 году, а в январе – марте следующего года дописывал последние страницы.
    «Собачье сердце» - произведение многоплановое, несмотря на кажущуюся внешнюю простоту. Совершенно необычные события здесь (превращение собаки в человека) переплетаются с конкретными бытовыми приметами времени. В основу сюжета произведения лег эксперимент всемирно известного ученого – медика Филиппа Филипповича Преображенского. Окончательным результатом его опыта должно было стать создание нового человека, совершенной в физическом отношении личности.
    Экспериментальный материал для операции вскоре появился. Им стал двадцатипятилетний мужчина Клим Григорьевич Чугункин, беспартийный, вор с двумя судимостями, по профессии – музыкант, игравший на балалайке в трактирах, был убит ножом в сердце в пивной. И вот вместе с доктором Борменталем Филипп Филиппович проделывает уникальную операцию: заменяет мозг собаки, дворняги Шарика, мозговым гипофизом и человеческими железами Клима Чугункина. Удивительно, но опыт удался: на седьмой день вместо лая собака-человек стала произносить звуки, а потом передвигаться по-человечески…
    Но постепенно медико-биологический эксперимент превращается в социально-нравственную проблему, ради которой и задумывалось все произведение. Вечно голодный, бездомный попрошайка Шарик принимает человеческий облик и даже выбирает себе имя, которое приводит профессора, в смятение - Полиграф Полиграфович Шариков. Подружившись со Швондером, Шариков вооружился идеями социалистических учений, но воспринимает их искаженно.
    Из Шарика получился странный гибрид. От собаки ему остались животные привычки и манеры: Шариков огрызается, ловит блох, кусается, питает патологическую ненависть к кошкам. От человека новому существу достались тоже самые дурные задатки, которыми обладал Клим Чугункин. Как и Чугункин, Шариков имеет печальную склонность к алкоголю (за обедом Борменталь даже вынужден попросить Зину убрать со стола водку; приводит в отсутствие Преображенского приятелей-пьянчуг в квартиру и устраивает пьяный дебош), он нечист на руку (вспомним деньги, украденные им у профессора, вину же он свалил на невинную «Зинку»). Скорее всего, привыкший к разгульному образу жизни Клим не считал зазорным воспринимать женщину лишь как источник телесных утех, и Шариков делает попытку завлечь женщину, но делает это грубо, примитивно: прокрадывается ночью к Зине, щипает за грудь даму на лестнице, обманом заманивает отчаявшуюся от вечного недоедания машинистку Васнецову. Гены, переданные человекособаке, далеки от совершенства: он пьяница, дебошир, уголовник. Невольно вспоминается: «От плохого семени не жди хорошего племени». Другая причина – объективные условия, в которых сформировался Шариков, - революционная действительность тех лет.
    От Швондера и пропагандируемого им социалистического учения Шариков взял только все плохое: он хочет «раскулачить» Преображенского, у которого целых семь комнат, и тот по-буржуйски обедает в столовой. Между тем, талант Преображенского – хирурга, проводимые им блестящие операции дают профессору право на материальный достаток. Кроме того, Шариков не считает неэтичным и аморальным доносить на людей в соответствующие органы.
    Превращение Шарикова в человека выявило его страшную суть: он оказался грубым, неблагодарным, наглым, бездуховным существом, вульгарным, жестоким, недалеким. С каждым днем он становится все хуже. Чашу терпения переполнил донос на Преображенского. Оставался только один выход: вернуть Полиграфу Полиграфовичу собачий облик, потому что Шариков в обличье собаки благороднее, умнее, доброжелательнее, миролюбивее. Шарик уважал Преображенского, испытывал благодарность к нему, он жалел бедную секретаршу и так далее. Действительно, зачем пополнять общество еще одной личностью, если это не личность, а жалкое подобие человека?
    Эксперимент Преображенского можно трактовать и как пародийное воплощение идеи «нового человека», рожденного революционным взрывом и марксистской теорией. Операция по возвращению Шарикову прежнего, собачьего, облика есть признание того, что человек–идея, рожденный революцией, должен вернуться (и вернется) к своим истокам, от которых его отвернула революция, прежде всего, к вере в бога. Устами Преображенского Булгаков высказал мысль об опасности безоглядного вторжения не только в биологическую природу человека, но и в социальные процессы общества.

     Сочинения по русскому языку и литературе.