Сочинения на тему: Белая гвардия, Мастер и Маргарита, Собачье сердце, Дни Турбиных

Приемы создания портрета героя в одном из произведений русской литературы XX века. (М.А.Булгаков. «Мастер и Маргарита».)

Роман “Мастер и Маргарита” — роман притчевый, философский, в котором сильно скорее метафизическое начало, — традиционно классифицируется как фантастический. Но фантастика для М.Булгакова, научная или мистическая, не самоцель. В первую очередь для него важно осмысление картины человеческой жизни, человеческой сущности и соотношение в человеке и мире темного (сатанинского) и светлого (Божеского) начала. Все остальное — лишь средства для раскрытия и более полного освещения замысла.
    “Мастер и Маргарита” — роман объемный и многоплановый. В нем соединяются и переплетаются три пласта: реальный, метафизический (фантастический) и исторический.
    Переплетение фантастического и реального создает в романе глубокий пласт философского смысла. С его помощью Булгаков в притчевой форме переосмысливает глобальные проблемы и переоценивает догматичные ценности.
    Воланд, возглавляющий мир потусторонних сил, — это дьявол, сатана, “князь тьмы”, “дух зла и повелитель теней” и во многом ориентирован на Мефистофеля “Фауста” И.В.Гёте.
    Портрет Воланда показан перед началом Великого бала: “Два глаза уперлись Маргарите в лицо. Правый с золотою искрой на дне, сверлящий любого до дна души, и левый — пустой и черный, вроде как узкое игольное ухо, как выход в бездонный колодец всякой тьмы и теней. Лицо Воланда было скошено на сторону, правый угол рта оттянут к низу, на высоком облысевшем лбу были прорезаны глубокие параллельные острым бровям морщины. Кожу на лице Воланда как будто навеки сжег загар”.
    Истинное лицо Воланда автор скрывает лишь в начале романа, дабы читателя заинтриговать, а потом уже прямо заявляет устами Мастера и самого Воланда, что на Патриаршие точно прибыл дьявол. Воланд разным персонажам, с ним контактирующим, дает разное объяснение целей своего пребывания в Москве. Он многолик, как и подобает дьяволу, и в разговорах с разными людьми надевает разные маски. При этом все-видение сатаны у Воланда вполне сохраняется: он и его люди прекрасно осведомлены как о прошлой, так и о будущей жизни тех, с кем соприкасаются, знают и текст романа Мастера, буквально совпадающего с “евангелием Воланда”, тем самым, что было рассказано незадачливым литераторам на Патриарших.
    Нетрадиционность Воланда в том, что он, будучи дьяволом, наделен некоторыми явными атрибутами Бога. Диалектическое единство, взаимодополняемость добра и зла наиболее полно раскрываются в словах Воланда, обращенных к Левию Матвею, отказавшемуся пожелать здравия “духу зла и повелителю теней”: “Не хочешь ли ты ободрать весь земной шар, снеся с него прочь все деревья и все живое из-за твоей фантазии наслаждаться голым светом? Ты глуп”.
    У Булгакова Воланд в буквальном смысле возрождает сожженный роман Мастера; продукт художественного творчества, сохраняющийся только в голове, творца, материализуется вновь, превращается в осязаемую вещь.
    Воланд — носитель судьбы, и это идет от давней традиции в русской литературе, связывавшей судьбу, рок, фатум не с Богом, а с дьяволом. Наиболее ярко это проявилось у Лермонтова в повести “Фаталист” — составной части романа “Герой нашего времени”. У Булгакова Воланд олицетворяет судьбу, карающую Берлиоза, Сокова и других, преступающих нормы христианской морали. Это первый дьявол в мировой литературе, наказывающий за несоблюдение заповедей Христа.

     Сочинения по русскому языку и литературе.