Сочинения на тему: Белая гвардия, Мастер и Маргарита, Собачье сердце, Дни Турбиных

Образ Понтия Пилата в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита»

Роман «Мастер и Маргарита» стал итоговым в жизни и творчестве М.А. Булгакова. В это произведение писатель вложил все свои мысли, идеи, переживания. Здесь Булгаков поднимает очень много проблем. Одна из них – проблема совести. Эта проблема неотделима от образа Понтия Пилата.
    Важно заметить, что роман состоит как бы из двух частей. Это роман о мастере и роман, написанный самим мастером. Герой мечтал написать книгу о пятом прокураторе Иудеи Понтии Пилате. В итоге мастер создал высокохудожественное произведение, заключающее в себе много мыслей и проблем.
    Роман, написанный мастером, переносит нас в далекое прошлое, где разворачиваются известные читателю по Библии события. Примечательно то, что Булгаков видит их несколько иначе. В своем романе он дает новую трактовку давно известной всем истории о Христе. Причем в романе, написанном мастером, главным героем становится не Иешуа, а именно Понтий Пилат.
    Это исторический персонаж, известный всем как человек, приговоривший к распятию Иисуса Христа. В Библии образ Понтия Пилата показан очень схематично. Булгаков же оживил этот исторический персонаж, наделил его целой гаммой чувств, эмоций, страхов и переживаний.
    Впервые Пилат предстает перед читателями во второй главе романа. Мы видим перед собой несчастного человека, ненавидящего город, которым он правит, замученного страшной головной болью: «Это она, опять она, непобедимая, ужасная болезнь гемикрания, при которой болит полголовы. От нее нет средств, нет никакого спасения». В этой же главе перед прокуратором предстает очередной подсудимый, некто Иешуа Га-Ноцри. В образе бродяги Га-Ноцри мы легко узнаем Иисуса Христа.
    Интересно, что этот образ достаточно сильно отличается от всем известного библейского Иисуса. Перед нами предстает совершенно обычный с виду человек, «одетый в старенький и разорванный голубой хитон. Голова его была прикрыта белой повязкой с ремешком вокруг лба, а руки связаны за спиной. Под левым глазом у человека был большой синяк…». Но после того как Иешуа освобождает Пилата от невыносимой головной боли, прокуратор смотрит на бродягу другими глазами.
    Пилат чувствует, что перед ним находится необычный человек. В образе Иешуа практически нет мистичности, присущей библейскому Иисусу. Но этот человек отличается особой мудростью и простотой. Сам того не желая, Пилат увлекается беседой с бродягой. Он понимает, что это глубокий философ, человек чистый и невинный.
    Чрезмерно смелый от своей простоты, Иешуа указывает игемону на его бесконечное одиночество, замкнутость и скудость жизни. Философ спорит с Пилатом по поводу своей судьбы и ожидающей его участи: «Согласись, что перерезать волосок уж наверно может лишь тот, кто подвесил». «Сумасшедший философ» все больше и больше интересует Пилата, в итоге прокуратор хочет спасти Иешуа от страшной казни. Пилат подсознательно понимает, что если он сейчас не спасет Га-Ноцри, то обречет себя на вечное проклятие: «мысли понеслись короткие, бессвязные и необыкновенные: «Погиб!», потом: «Погибли!…» Он ощущает дыхание бессмертия на своем лице. Но в данном контексте слово «бессмертие» равносильно вечным страданиям.
    После выяснения факта, что Иешуа оказался политическим преступником, Пилат понимает, что уже не сможет спасти его. Ведь освободить философа в данной ситуации означало бы пойти против власти кесаря. Тем не менее, Пилат все-таки делает слабую попытку хоть как-то облегчить участь Га-Ноцри. В честь великого праздника пасхи один из приговоренных к смерти преступников должен быть освобожден. Вар-равван, бунтарь и убийца, или Иешуа Га-Ноцри, умалишенный философ? В разговоре с первосвященником Каифой Пилат предлагает освободить безвредного «сумасшедшего философа». Но Синедрион уже принял свое решение. Должен быть освобожден убийца Вар-равван. Пилат не смеет пойти против воли Синедриона, с ощущением совершения непоправимой ошибки он объявляет свое решение толпе. После этого рокового поступка в голове игемона проносятся страшные мысли: «Бессмертие… Пришло бессмертие… Чье бессмертие пришло? Этого не понял прокуратор, но мысль об этом загадочном бессмертии заставила его похолодеть на солнцепеке». Высшие силы обрекли героя на вечные страдания.
    После казни ни в чем не повинного Иешуа Пилат мучается страшными угрызениями совести. Он ясно чувствует свою ошибку, но уже не в силах что-либо исправить: «ему ясно было, что сегодня днем он что-то безвозвратно упустил, и теперь он упущенное хочет исправить какими-то мелкими и ничтожными, а главное, запоздавшими действиями. Обман же самого себя заключался в том, что прокуратор старался внушить себе, что действия эти не менее важны, чем утренний приговор».
    Пилат приказывает убить Иуду, предавшего Га-Ноцри, пытается поучаствовать в жизни единственного ученика Иешуа Левия Матвея, но все это уже не в силах исправить содеянного. Пилат проклят, его наказание – это вечное бессмертие и вечные муки совести. Ночами игемону снятся удивительные сны: он взбирается по лестнице, ведущей к луне, рядом с ним идет бродячий философ. Они спорят о чем-то очень важном, разговор их интересен и нескончаем. Игемон плачет во сне, говоря философу, что погубит свою карьеру ради спасения «ни в чем не виноватого безумного мечтателя и врача». И вечно будет просыпаться Пилат, осознавая, что вся эта легкость и безмятежность были ничем иным, как сном. И опять на него навалится груз совести, а светящая луна будет вызывать чувство нестерпимой тоски.
    Пятый прокуратор Иудеи все-таки получит свое прощение. Его освободит от вечных страданий мастер. Это очень символично, ведь именно благодаря нему мы узнали трагическую историю Понтия Пилата.
    В своем романе через образ Пилата Булгаков поднимает проблему совести. Каждый человек, кем бы он ни был, должен нести ответственность за свои поступки. Трусостью и желанием угодить власти Пилат обрек себя на страшные муки совести. Такая кара ждет каждого человека, преступившего через себя и через общечеловеческие морально-нравственные принципы.

     Сочинения по русскому языку и литературе.