Сочинения на тему: Белая гвардия, Мастер и Маргарита, Собачье сердце, Дни Турбиных

Знакомство Берлиоза и Бездомного с «иностранцем» (анализ главы 1, части 1 романа М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита»)

Роман Михаила Афанасьевича Булгакова «Мастер и Маргарита» недаром можно назвать «книгой книг». Смех и печаль, радость и боль перемешаны в нем воедино. Данный роман является философскими рассуждениями о любви и нравственном долге, об ужасе зла, об истинном творчестве, которое всегда является преодолением бесчеловечности, стремлением к свету и добру.
    Писатель работал над этим произведением на протяжении двенадцати лет. Этот роман стал определенным подведением итогов его жизни и творчества. В нем нет второстепенных глав, каждая из них одинаково важна, несет свой смысл, помогает раскрыться тем или иным персонажам.

    Итак, обратимся к главе «Никогда не разговаривайте с неизвестными», с которой начинается роман. Она является своеобразной завязкой всей последующей «дьяволиады».
    С первых же строк перед нами предстают два персонажа. Мы видим Михаила Александровича Берлиоза, председателя МАССОЛИТа и редактора толстого художественного журнала, и его спутника Ивана Николаевича Понырева, молодого поэта, пишущего под псевдонимом Бездомный.
    И тут же завертелся сюжет. Мистический вихрь подхватывает нас, унося за собой все дальше и дальше. С первых же страниц читатель вместе с Берлиозом начинает предчувствовать его близкую кончину: «сердце его стукнуло и на мгновение куда-то провалилось, потом вернулось, но с тупой иглой, засевшей в нем».
    После так называемой галлюцинации, явившейся тут же Михаилу Александровичу, читатель ощущает неотвратимое приближение чего-то дьявольского: «и тут знойный воздух сгустился перед ним, и соткался из этого воздуха прозрачный гражданин престранного вида. На маленькой головке жокейский картузик, клетчатый кургузый воздушный же пиджачок… Гражданин ростом в сажень, но в плечах узок, худ неимоверно, и физиономия, прошу заметить, глумливая». Сатирическое описание «видения» не умаляет жуткого впечатления, которое оно оказывает.

    Невероятно символичен разговор, ведущийся между председателем МАССОЛИТа и поэтом Бездомным. Речь идет об Иисусе Христе, точнее о том, что его вовсе не существовало. Все рассказы о нем – простые выдумки, самый обыкновенный миф. И именно в этой главе лежит ключ к разгадке одного из вопросов, могущих возникнуть в дальнейшем: почему так сурово наказан Берлиоз, а Ивану дается еще один шанс? Ведь Бездомный, казалось бы, разделяет позицию главы МАССОЛИТа? Так чем же он лучше? Дело в том, что не то плохо, что Берлиоз отрицает сказки о богах и внушительно разъясняет запутавшемуся Ивану, что было и чего не было, а то, что он полагает, будто этого «не было» достаточно для того, чтобы все было дозволено.
    Бездомный же просто заблудился, находясь под влиянием времени и окружения. Увидеть несерьезность доказательств Берлиоза помогает и сам автор, окрасивший эту беседу в сатирические тона: «…и по мере того, как Михаил Александрович забирался в дебри, в которые может забираться, не рискуя свернуть себе шею, лишь очень образованный человек, - поэт узнавал все больше и больше интересного и полезного…»

    Но вот на сцене появляется Его Величество Дьявол. Точнее, необычный иностранец, отличающийся выразительной внешностью и подозрительным поведением. Но внимательный читатель, знакомый с некоторой символикой, сразу же догадается, кто скрывается под личиной этого незнакомца. Вот одна из деталей, помогающая нам тут же узнать Сатану: «под мышкой он нес трость с черным набалдашником в виде головы пуделя». Черный пудель всегда являлся знаком Дьявола.

    Естественно, атмосфера накаляется. Мы все больше убеждаемся в скорой и неотвратимой кончине Михаила Александровича Берлиоза. Причиной тому служат не только слова «подозрительного иностранца», но и как бы невзначай брошенные замечания самого автора: «он остановил взор на верхних этажах, ослепительно отражающих в стеклах изломанное и навсегда уходящее от Михаила Александровича солнце…»

    Разговор о религии продолжается, но идет уже совсем в другом русле. Неслучайно всплывает имя Иммануила Канта, чьи философские взгляды были близки самому Булгакову. Речь идет о шестом доказательстве Канта. Этот философ считал величайшим доказательством существования Бога наличие в сознании человека морального закона, стремления к добру.

    Очень интересен для раскрытия философии автора вопрос, заданный Воландом: «Ежели бога нет, то, спрашивается, кто же управляет жизнью человеческой и всем вообще распорядком на земле?» А так же очень убедительным звучит его возражение на ответ Ивана Бездомного: «сам человек и управляет». Сатана развенчивает это смелое, но совершенно необдуманное заявление удивительно просто, но совершенно безапелляционно. Как может человек управлять самим собой и всем миром, если он не может ручаться даже за свой завтрашний день? Ведь для того, чтобы управлять, нужно иметь точный план на некоторый хоть сколько-нибудь приличный срок. Человек не просто смертен, часто он бывает «внезапно смертен» и вообще не может со всей ответственностью сказать, что он будет делать нынешним вечером. Соответственно, за всем мирозданием должен стоять вечный творец, способный распланировать жизнь всех живых существ на несколько тысячелетий вперед. Иначе все сущее не имело бы смысла.

    Очень интересным кажется тот факт, что Дьявол доказывает существование Бога, казалось бы, своего противника. И вот уже с первой главы мы понимаем, что дальнейшие события пойдут вне привычных для нас библейских трактовок Света и Тьмы.

    Данная часть произведения очень важна еще и потому, что является началом повествования «романа в романе» о Понтии Пилате, пятом прокураторе Иудеи. Символичным является и то, что повествование об Иешуа начинает вестись из уст Воланда. Начиная с первой главы, автор постоянно сталкивает Темные и Светлые силы, перемешивая их, тасуя, как в карточной колоде. Зачем он это делает? Видимо желает показать читателю с самого начала, что он против однозначных суждений, что Свет и Тьма, Добро и Зло есть для него понятия относительные. Внимательный, вдумчивый человек сможет разглядеть за сатирическим разоблачением «твердолобости» героев первой главы, глубокий философский подтекст, начинающий раскрывать нам взгляды самого Михаила Афанасьевича Булгакова на атеизм и религию, на истинный смысл жизни.

     Сочинения по русскому языку и литературе.