Сочинения на тему: Антоновские яблоки, Господин из Сан-Франциско, Жизнь Арсеньева, Темные аллеи, Легкое дыхание, Сны Чанга, Чистый понедельник, Цифры и др.

Любовь и красота - вечные спутники человека (по творчеству И. А. Бунина)

Любимая — жуть! Когда любит поэт,
    Влюбляется бог неприкаянный.
    Б. Пастернак

    Самым прекрасным чувством издревле считается любовь. На любви к ближнему построены все религии на земле. Любовь и красота являются мощными двигателями прогресса. Человечество хранит в своей памяти имена людей, жизнь которых была отмечена высокой любовью к родным людям, к Родине, к человечеству.
    Иван Алексеевич Бунин — русский писатель, один из тех людей, которые удостоились этой самой драгоценной памяти человечества.
    Тема любви всегда присутствовала в творчестве Бунина. Прежде всего он воспевал любовь к родному дому, к Родине. Когда он брался за перо, чтобы выразить свои чувства на эти темы, огромная нежность струилась из его души на бумагу. Он любил не выборочно, а все, что даже отдаленно напоминало родное, русское. Это чувство хорошо ощущается в его стихотворении о роднике:

    В лесу, в горе родник, живой и звонкий,
    Над родником старинный голубец
    С лубочной почерневшею иконкой,
     А в роднике березовый корец.

    Я не люблю, о Русь, твоей несмелой,
    Тысячелетней рабской нищеты.
     Но этот крест, но этот ковшик белый...
    Смиренные, родимые черты!

    Из всех крупных русских писателей, оказавшись за рубежом, Бунин — единственный, кто сумел там создать произведения более значительные, чем на родине. Этот известный факт, я считаю, только подтверждает его жгучую боль за Россию и любовь к своей многострадальной Родине. Существует мнение, что, когда писатель лишается возможности общаться с массовым читателем, у него опускаются руки, происходит творческий застой и т.д. С Буниным произошло все наоборот. Ностальгическая тоска по Родине в гармонии с его талантом способствовали мощному творческому взлету писателя. Он создал такие замечательные стихотворения, как “У птицы есть гнездо”, “Сириус”, “Полночный час”, “Мечты любви моей весенней”, “Печаль ресниц сияющих и черных”, “Венеция”, “В гелиотроповом свете...”.
    Даже одни названия стихов, выстроенные в один ряд, сами по себе создают прекрасный поэтический образ.
    Известно, что Бунин был в творческом отношении очень требователен к себе и к другим. В своем дневнике он однажды записал: “Тот, кто называет себя “поэт”, должен быть чувствуем как человек редкий по уму, вкусу, стремлениям и т.д. Только в этом случае я могу слушать его интимное, любовное и проч. На что мне нужны излияния души дурака, плебея, лакея, даже физически представляющегося мне противным?” Вот как Бунин относился к чувству любви: по его разумению, любовь — это идеал, и носитель ее должен быть максимально приближен к этому идеалу.
    Мне очень симпатична и личность Ивана Алексеевича. По воспоминаниям современников он был человеком, всегда сохранявшим чувство человеческого достоинства, любившим все красивое и благородное, очень тонко чувствовал красоту природы, испытывал чувство восторга, любуясь красотой женщин. Для меня несомненно, что в этой всеобъемлющей любви заложен секрет его дара:

    Все тот же зной и дикий запах лука
    В телесном запахе твоем,
    И та же мучит сладостная мука —
     Бесплодное томление о нем.

    Прекрасное чувство любовного томления Бунин пронес через всю свою жизнь, богатую радостями и разочарованиями. Даже в последние годы своей жизни писатель любил общаться более с молодежью, чем со своими сверстниками. Его тянуло к музыке, к веселью, в залитые светом залы. Вероятно, его мучила мысль о скором расставании с этим миром. В его дневниковых записях есть одна, которая, по-моему, несет в себе прощание с любовью прошлой, песню настоящей и привет будущей любви, которую, кажется, он уже видел в своей растворяющейся в вечности душе.
    И. А. Бунин до сих пор любим нами за то, что больше любил на этом свете, чем ненавидел. И его творчество, как сама любовь и красота, будет нашим вечным спутником в жизни.

     Сочинения по русскому языку и литературе.