Сочинения на тему: Антоновские яблоки, Господин из Сан-Франциско, Жизнь Арсеньева, Темные аллеи, Легкое дыхание, Сны Чанга, Чистый понедельник, Цифры и др.

Анализ рассказа Бунина «Чистый понедельник»

Творчество И.А. Бунина связано с идейно-эстетическими принципами русской классической литературы. Но реалистические традиции, которые писатель так стремился сохранить, воспринимались им через призму нового, переходного, времени. Бунин всегда отрицательно относился к литературному модернизму, но и сам не избежал его влияния.

    Рассказ «Чистый понедельник» (1944) входит в сборник Бунина «Темные аллеи». Эта книга повествует о «темных и чаще всего мрачных и жестоких аллеях» любви. Однако, помимо общей темы, в каждом из рассказов сборника создается зарисовка событий русской жизни, большей частью проходящих в России прошлого. В совокупности эти мозаичные картины складываются в масштабное полотно, в котором многосторонне освещается тема России.

    Название рассказа «Чистый понедельник» имеет не только конкретный характер: его центральное событие происходит в понедельник на первой неделе Великого поста. Это название носит и обобщенный смысл: в рассказе возникает картина последнего праздника довоенной московской жизни. Зыбкая эмоциональная атмосфера повествования создается благодаря тому, что рассказ ведется от лица героя, поглощенного «странной любовью» в «странном» городе. Его возлюбленная «загадочна, непонятна».
    О будущем герой старается не думать, настоящее же вызывает у него только беспомощные вопросы: «И зачем, почему надо так жестоко мучить меня и себя». Рефрен, который повторяется в первых строках рассказа, усиливает странные ощущения героя – ощущения сна наяву.

    «Московская жизнь» полна у Бунина реальной конкретики, ощутимых деталей. Утро пахнет «и снегом, и из пекарен», зимний день «серый». Зима преображает город: на «золотой эмали» выделяются «серым кораллом сучья в инее», в сумерки зажигается газ в фонарях, светятся витрины в магазинах, несутся сани с извозчиками, гремят «переполненные, ныряющие трамваи», «оживленные», спешат по «снежным тротуарам мутно чернеющие прохожие».

    С неисчерпаемой конкретностью воссоздается облик «странного города», в котором «итальянское» соседствует с «чем-то киргизским». Наряду с описанием ресторанов и трактиров в рассказе упоминаются монастыри и соборы. Так, в последний вечер герои ездят обедать в «Прагу», «Эрмитаж», «Антрополь», к «Яру», в «Стрельну», где «подают расстегаи с налимьей ухой, розовых рябчиков в крепко прожаренной сметане». Заглядывают влюбленные и в трактир Егорова в Охотном ряду, чтобы отведать блинов с «домашним травничком». Вместе с тем, в рассказе фигурируют упоминания Новодевичьего и Зачатьевского монастырей, храма Христа Спасителя, Марфо-Марьинской обители, Архангельского собора.

    В рассказе создается ощущения вечного движения жизни. Герой приезжает в Москву из Пензенской губернии, откуда он родом, его возлюбленная – из Твери. Герои читают новые книги: «Я привозил ей … Гофмансталя, Шницлера, Тетмайера, Пшибышевского…» Они ходят на лекции, концерты, в театры.

    На фоне «московской жизни» разворачивается сюжетная линия произведения. Рассказчик живет у Красных ворот, а она - в доме рядом с «новой громадой Христа Спасителя». Дальность расстояния соответствует различию внешности и темпераментов героев: «Я был красив почему-то южной, горячей красотой…», «А у нее красота была какая-то индийская, персидская…», «…насколько я был склонен к болтливости и простосердечной веселости, настолько она была чаще всего молчалива».
    Детально описаны встречи героев, их отношения, разговоры, даже остановка квартиры. Загадочна «странная любовь» этих людей и их разлука, связанная с уходом героини «на послушание, потом, может быть, на постриг».

    Судьба героев получает не только психологическую, но и философско-историческую мотивировку. За крайностями их внешней жизни порой не замечается какая-то русская тоска, поиски смысла жизни, раздумья над судьбой России. Таинственность происходящего оказывается тесно переплетена с основными настроениями времени - роковыми предчувствиями.

    В рассказе есть конкретные временные рамки – конец масленицы и наступление Великого поста. Это реальное время приобретает в «Чистом понедельнике» символично-метафорическое звучание. Вообще, временной диапазон этого небольшого произведения необычайно широк. Здесь есть три конкретные даты: 1912 год, когда происходят сюжетные события, 1914 год – время последней встречи героев и «сегодня» рассказчика. Дополнительные временные ориентиры переданы героиней: «могилы Эртеля, Чехова», «дом, где жил Грибоедов», «допетровская Русь», раскольничье Рогожское кладбище, князь Юрий Долгорукий.

    Взаимодействие внутреннего мира героя с историческими событиями, движение во времени – все это определяется внутренними переживаниями героя. Точкой отсчета в его судьбе становится любовь, но на это чувство ложится печать трагического ощущения времени. Перебирая дорогие ему подробности, рассказчик одновременно фиксирует детали ушедшей эпохи. Сквозь эпическое повествование видна лирическая основа сюжета.

    Несмотря на то, что рассказ переполнен конкретными историческими и бытовыми деталями, в центре его остается лирическое, любовное переживание. И, по большому счету, причиной расставания героев является не трагическое время, а их привычка друг к другу, которая постепенно стала заменять любовь. А, по Бунину, любовь – это грозовая вспышка, которая редко приносит счастье, поэтому мрачные тона эпической и лирической канвы рассказа гармонично дополняют друг друга.

     Сочинения по русскому языку и литературе.