Приключения Робинзон Крузо – художественный анали

Он не читал «Робинзона Крузо» с детства,— сказал Беттередж, говоря сам с собой.— Посмотрим, поразит ли его «Робинзон Крузо» теперь!

Уилки Коллинз. Лунный камень

Даниель Дефо... Знаменитый создатель знаменитого Робинзона Крузо, о приключениях которого на необитаемом острове знает каждый ребенок еще до того, как сам научается читать... Да ведь более привычного, «домашнего», вседоступного писателя, казалось бы, трудно представить!

И однако автор «Робинзона Крузо» — и как человек, и как художник — одна из самых загадочных литературных фигур своей эпохи. До сих пор много темных мест в его биографии. Начать хотя бы с даты рождения, которая точно не установлена. Не ясна до конца роль Дефо в закулисных интригах и политической борьбе его времени — биографы и сейчас открывают все новые и новые факты. (Данный материал поможет грамотно написать и по теме Приключения Робинзон Крузо. Краткое содержание не дает понять весь смысл произведения, поэтому этот материал будет полезен для глубокого осмысления творчества писателей и поэтов, а так же их романов, повестей, рассказов, пьес, стихотворений.) Пополняется и уточняется колоссальный список его сочинений (не романов, конечно, а многочисленных памфлетов и журнальных заметок) — ведь большую часть своих литературных трудов Дефо публиковал анонимно...

И все же не это главное. Загадка — в секрете его неотразимого воздействия на читателей. Ее разрешению посвящены эссе и заметки великих писателей, статьи и монографии литературных критиков. Споры об этой загадке, начатые еще при жизни автора, не смолкают и поныне. Кристально ясная, понятная, казалось бы, любому ребенку книга упорно сопротивляется аналитическому разъятию, не открывает секрета своего неувядаемого обаяния. Феномен простоты гораздо труднее поддается критическому осмыслению, чем усложненность, зашифрованность, герметизм.

Ко времени, когда Дефо создал своего «Робинзона", он уже был широко известной фигурой в литературной и политической жизни Лондона. За плечами у литератора, самую малость не дотянувшего до седьмою десятка, осталась жизнь, полная превратностей и приключений,— участие в восстании Монмута (1685) и счастливое избавление от кровавой расправы; разнообразная коммерческая деятельность, дважды приводившая Дефо к банкротству; деловые поездки по стране и на континент; участие в политической борьбе и журнальной полемике своего времени; приближенность ко двору в период правления Вильгельма Оранского и тюремное заключение при королеве Анне; унизительное наказание у позорного столба (1703) за злую сатиру против официальной «высокой» церкви и тайные сношения с английскими премьер-министрами Харли и Годольфином... Действительно, как утверждал впоследствии и сам Дефо, жизнь он провел не менее бурную, чем его герой.

В этой кипучей жизни, вобравшей в себя деятельность предпринимателя, коммерсанта, политика, журналиста и писателя, нас более всего интересует одна сфера — литературная. Но и в этой сфере жанровый размах весьма широк: Дефо — автор не одной сотни сочинений — сатирических памфлетов на злобу дня в прозе и в стихах, жизнеописаний выдающихся личностей (включая уголовных преступником), трактатом и эссе по экономике, коммерции, политике, богословию... Немало потрудился он и как издатель мерного в Англии регулярною еженедельника «Обозрение». Так что ко времени публикации «Робинзона Крузо» у его автора был уже солидный писательский опыт.

Но в каком-то более широком смысле Дефо, как и его герой на необитаемом острове, начинал, что называется, «с нуля». «„Жизнь и странные и удивительные приключения Робинзона Крузо..." значилось на титульном листе первой книги, которой по праву открывается история английского романа эпохи Просвещения»,— пишет А. А. Елистратова3. Можно сказать и шире — «история европейского реалистического романа». Именно Дефо оказался первооткрывателем в этом жанре. Еще не созданы нравоописательные эпопеи Филдинга, «психологические драмы» Ричардсона, сатирические бурлески Смоллетта, не предпринята анатомия человеческого сознания в произведениях Стерна. А несмелые пробы пера современников Дефо, например писательницы и драматурга Э. Хейл, выступившей одновременно с ним в жанре романа, отличаются явной незрелостью. Возможно, что и гениальные находки самого Дефо носили стихийный характер. «Он меньше всего думал о том, что его книга станет одним из первых образцов будущего реалистического романа новой европейской литературы и что самые ее недостатки окажутся ее достоинствами: безыскусственность станет глубоким искусством, назидательность — историческим признаком времени, когда она написана»,— писал об авторе «Робинзона Крузо» академик М. П. Алексеев.

И все же Дефо, опять-таки как и его герой, в значительной мере опирался на плоды цивилизации. У «Робинзона» были предшественники и в реальной жизни, и в литературе.

Сама страсть героя к путешествиям — яркая примета времени, времени, когда на карте мира кое-где значилось: «Пока еще не открытые места». На карте, приложенной к четвертому изданию «Робинзона Крузо» (вышедшему в августе 1719 г.), не нанесены еще северо-западные границы Северной Америки, северо-восточные границы Азии и лишь слегка намечены северные и западные очертания Австралии, называвшейся тогда Новой Голландией. Интерес к рассказам мореплавателей был огромен. Книги о путешествиях пользовались широчайшим читательским спросом. Из целого потока авторов путевых очерков и записок конца XVII — начала XVIII в. назовем лишь две фамилии связанные с обстоятельствами создания «Робинзона, - адмирала Уильяма Дампьера, издавшего весьма популярные «Новое кругосветное путешествие» (1697), «Путешествия и описания» (1699) и «Путешествие в Новую Голландию» (1703), и Вудса Роджерса

В путевых дневниках тихоокеанских путешествий последнего, изданных в 1712 г., Дефо мог прочесть историю Александра Селькирка, прототипа знаменитого Робинзона.

Шотландец, уроженец небольшого городка Ларго в графстве Файф, Селькирк как помощник капитана Страдлинга принимал участие в одной из тихоокеанских экспедиций Уильяма Дампьера. Поссорившись с капитаном, он добровольно остался на необитаемом острове Масс-а-Тьерра архипелага Хуан-Фернандес, близ берегов Чили. Селькирк рассчитывал, что его подберет какой-нибудь проходящий мимо корабль, но дожидаться этого ему пришлось 4 года и 4 месяца. Лишь в 1709 г. он был взят на борт корабля «Герцогиня» под командованием Вудса Роджерса, приставшего к острову для пополнения запасов питьевой воды. Через три года Селькирк вместе с экспедицией Роджерса вернулся в Англию. Его удивительную историю рассказали в своих путевых записках и Роджерс, и капитан Кук, шедший вместе с Роджерсом на корабле «Герцог», а несколько позднее о ней поведал еще более широкому кругу читателей Ричард Стиль в издаваемом им журнале «Англичанин» (1713).

Рассказ Роджерса был опубликован также отдельной брошюрой под названием «Превратности судьбы, или Удивительные приключения Александра Селькирка, написанные им самим». От этой пиратской брошюры, вероятно, и берет начало легенда о том, что Дефо воспользовался для своего романа рукописями Сель-кирка. Дотошные исследователи уже в нашем веке обнаружили и других отшельников поневоле, проведших долгое время на островах; их истории мог также знать Дефо.

Однако большинство исследователей единодушны в том, что история Селькирка и ей подобные подсказала Дефо лишь идею сюжета и некоторые внешние детали рассказа.

Были у «Робинзона» и чисто литературные источники, прежде всего роман Генри Невиля «Остров Пайнса, или Четвертый остров близ неизвестного австралийского материка, недавно открытый Генрихом Корнелиусом фон Слоттеном» (1668), где рассказывалось о жизни англичанина Джорджа Пайнса с семьей на необитаемом острове. Другим возможным источником сюжета мог оказаться роман арабского писателя XII века Ибн-Туфайля «Живой, сын Бодрствующего», опубликованный в Оксфорде на латыни (1671), а затем трижды на английском, в последний раз — в 1711 г. Произведение это, скорее философского, чем приключенческого характера, повествует о герое, изначально оторванном от цивилизации, рожденном на необитаемом острове и вскормленном ламой. Исследователи полагают, что на замысел образа Пятницы мог повлиять и роман популярной тогда писательницы Афры Бен Оруноко, или Царственный раб» (1688). Определенное воздействие, видимо, оказал на Дефо аллегорический роман Джона Беньяна «Путь паломника» (1678 - 1684), повествующий не о реальном путешествии, а о скитаниях души в поисках истины.

Но нее это лишь позднейшие предположения, результат новейших критических изысканий. А в свое время история создания «Робинзона Крузо» обрастала мифами и легендами: спорили с азартом о том, где писался и я роман в Кенте пли в ЛОНДОНСКОМ доме в Сток Ньюингтоне; упрекали автора в плагиате, в ис-пользовании якобы существовавших записок самого Александра Селькирка, с уверенностью утверждали, что ни один издатель не брался печатать книгу, и даже ставили авторство Дефо под сомнение.25 апреля 1719 I роман вышел в снег в Лондоне, в типорафии Уильяма Тейлора. Успех книги был настолько велик, что в течение того же года вышло еще три издания (по современным понятиям — допечаток тиража), не считая «пиратских». Через четыре месяца Дефо выпустил продолжение «модной» книги: «Дальнейшие приключения Робинзона Крузо», повествующие о судьбе «робинзоновой колонии» и о путешествиях героя по Китаю, Дальнему Востоку и Сибири. В августе 1720 г. Дефо издал третий том: «Серьезные размышления Робинзона Крузо...» Это ряд эссе на философские, социальные и религиозные темы; успеха книга не имела и в настоящее время представляет интерес лишь для историков литературы, стремящихся глубже проникнуть в мировосприятие автора первой части «Робинзона», ведь в мировую сокровищницу литературы вошла именно она и именно с ней связано новое жанровое понятие — «робинзонада».


Сейчас «Робинзон» перекочевал в разряд детских книг, «сочинение, возвестившее новую эпоху в развитии человечества, стало теперь по преимуществу книгой для детского чтения». Но нужно помнить, что изначально роман предназначался для более широкого и вовсе не детского круга читателей. При всей своей кажущейся простоте книга эта удивительно многогранна. О некоторых ее аспектах и не подозревают современные любители английской словесности.

О «Робинзоне Крузо» по сей день спорят историки литературы. Каких только жанровых определений не применяют к нему — приключенческий роман, роман воспитания, путешествие, духовная автобиография, островная утопия, аллегорическая притча, классическая идиллия свободного предпринимательства и даже... «беллетристическое переложение локковской теории общественного договора». И во всех этих, казалось бы, несовместимых определениях содержится зерно истины.

В книге есть занимательный сюжет и другие атрибуты приключенческого романа — экзотические страны, пираты, кораблекрушения, дикие звери, каннибалы и пр. В духе приключенческого романа трактовали «Робинзона» многие обработки и подражания; в том же ключе эксплуатировалось и название модной книги: немецкий перевод «Жиль Блаза» Лесажа был назван «Испанским Робинзоном», а роман Ф. Купера «В кратере» был известен во Франции как «Американский Робинзон».

Однако если рассматривать роман в целом (особенно с учетом второй его части), это остросюжетное произведение распадается на ряд эпизодов, характерных для беллетризованного путешествия (так называемого «voyage imaginaire»), столь популярного в XVII — XVIII в., когда англичане были буквально одержимы пафосом «открывательства».

В то же время центральное место в романе занимает тема возмужания и духовного становления героя.

Источники:

Дефо Д. Робинзон Крузо: (Роман) / Сост., вступ. ст., коммент. К. Атаровой.— М.: Высш. шк., 1990.— 543 с.


Аннотация:

Книга содержит канонический текст всемирно известного романа Даниеля Дефо, обширное литературно-критическое приложение, в которое вошли фрагменты самых популярных европейских «робинзонад», высказывания о Дефо и его романе современников, писателей и критиков последующих поколений. Интересны материалы, связанные с судьбой этого романа Дефо в России. Издание снабжено вступительной статьей и комментариями к публикуемым текстам

     Сочинения по русскому языку и литературе.