О чем говорят романы Диккенса

Классик английской литературы Чарльз Диккенс (1812—1870) начал свой творческий путь в 30-х годах как автор бытовых очерков и рассказов, привлекших читателей живым юмором и острой наблюдательностью. Безрадостное существование обитателей Истэнда, беднейших кварталов Лондона, комические и печальные случаи из жизни мелких чиновников, торговцев, ремесленников, чванливое самодовольство удачливых дельцов и разбогатевших лавочников, презрительно взирающих на мир с высоты своего денежного мешка,— таковы темы многочисленных рассказов и очерков, составивших первую книгу Диккенса «Очерки Боза».

Еще больший успех принес молодому писателю веселый, юмористический роман «Посмертные записки Пиквикского клуба» (1837). Первые две книги создали двадцатичетырехлетнему Диккенсу славу национального писателя Англии. Сын мелкого служащего, он уже в ранней юности познал тяжесть подневольного труда из-за куска хлеба. В литературу он пришел со своим, не по возрасту богатым, жизненным опытом и запасом наблюдений. Как хорошо сказал один из его биографов, «он расчистил дорогу всем своим персонажам. В какие трущобы Лондона ни опускались бы его герои, Диккенс успел побывать там раньше них». С конца 30-х и до середины 60-х годов один за другим появлялись его замечательные социальные романы: «Оливер Твист» (1838), «Жизнь и приключения Николаса Никклби» (1839), «Лавка древностей» (1840), «Жизнь и приключения Мартина Чезлвйта» (1844), «Домби и сын» (1848), «Давид Копперфильд» (1850), «Холодный дом» (1853), «Тяжелые времена» (1854), «Крошка Доррит» (1857), «Большие ожидания» (1861), «Наш общий друг» (1865).

Книги Диккенса дают правдивое и достаточно полное представление о жизни Англии XIX века. Писатель впервые коснулся таких тем, которые до него в английской литературе считались «неблаговидными». Он заговорил полным голосом об ужасах лондонских трущоб, работных домов, сиротских приютов, школ для бедных, приходских больниц, богаделен, долговых тюрем, воровских притонов и т. д.

Диккенс раскрыл перед всем миром мертвящую рутину английского законодательства, чудовищный бюрократизм государственного аппарата, продажность высокопоставленных чиновников, неприглядную изнанку парламентских выборов, лицемерную сущность буржуазной благотворительности, варварские методы воспитания детей, животный эгоизм собственников, каторжный труд рабочих на фабриках и в мастерских.

Диккенс,ввел в литературу новые темы и новых героев. Его положительный герой — человек из народа, глазами которого писатель видит окружающую действительность и обличает его устами все, что мешает людям житк по-человечески и радоваться жизни.

На всем протяжении творчества Диккенс непоколебимо верен своим идейным и художественным принципам. Рисуя нищих, голодных, обездоленных людей, он сам страдает, и на глаза его навертываются слезы. Изображая жестоких, надменных, своекорыстных богачей, он возмущается и негодует, в его мягком голосе звучат металлические ноты: он становится грозным обвинителем и суровым судьей.

Диккенс — «…защитник низших классов против высших, это каратель лжи и лицемерия» —- так писал о нем Н. Г. Чернышевский в своем юношеском дневнике ‘. Пиетет к великому английскому реалисту сохранялся у нас и в последующие годы. Его гуманизм всегда был созвучен передовой литературе России. В этом смысле весьма показательно высказывание М. Горького: «Диккенс остался для меня писателем, перед которым я почтительно преклоняюсь,— этот человек изумительно постиг труднейшее искусство любви к людям».

Литературная деятельность Диккенса совпала с периодом утверждения промышленного капитализма в Англии. Усиление капиталистической эксплуатации, рост безработицы и нищеты вызвали к жизни в конце 30-х и в 40-е годы мощное освободительное движение — чартизм. В политическую борьбу оказались втянутыми миллионы людей. В отдельных случаях дело доходило до вооруженных столкновений. Чартистское движение всколыхнуло всю Англию. В произведениях Диккенса нашли свое отражение как сильные, так и слабые стороны демократической идеологии того времени. Он ясно видел все несовершенство окружающего его общества, но подлинная природа социальных противоречий от него ускользала. В 40-е годы, в период подъема чартистского движения, Диккенс выступил с циклом «Рождественских повестей» («Рождественская песнь в прозе», «Колокола», «Сверчок на печи»1), в которых затронул самые жгучие вопросы современной ему общественной жизни, предъявив господствующим классам суровые обвинения. В то же время критический эмоциональный запал этих повестей часто приглушается благодушной «рождественской философией» всеобщего примирения.

Злым и преступным людям, по вине которых в романах Диккенса происходят все несчастья и беды, противостоят бескорыстные,’ великодушные герои, неизменно одерживающие победу в жизненной борьбе. Положительный герой Диккенса до конца сохраняет моральную доблесть — врожденную порядочность, благородство и честность,— какие бы испытания ни выпадали на его долю. В финале романа он всегда обретает семейное счастье и материальное благополучие, а преступники, строившие ему козни, подвергаются заслуженной каре.

Во многих романах в качестве главного действующего лица выступает ребенок. Злоключения, выпавшие на долю героя в детские и юношеские годы, составляют содержание самых популярных произведений Диккенса. Проникновенный знаток детской души, он наделяет своих юных героев удивительной наблюдательностью, остротой и свежестью чувства. Ребенок становится жертвой социальной несправедливости и вступает в конфликт с окружающим миром зла, олицетворенного в обобщенных сатирических образах жестокосердных людей, не гнушающихся самыми низкими средствами для достижения своих целей. Они вовлекают неиспорченного мальчика в темные интриги, пытаются осуществить с его помощью гнусные замыслы, но детская непосредственность и простодушная честность неожиданно воздвигают перед негодяями непреодолимые преграды, а окончательный исход событий довершает счастливый случай.

Романам Диккенса свойственны острые психологические конфликты, сложная, запутанная интрига, которая держит читателя в непрерывном напряжении, выразительные портретные характеристики даже второстепенных персонажей, эмоциональный накал повествования, включающего сложную гамму чувств и настроений — от потрясающего трагизма до фарсовой комедийности, от добродушной иронии до разящего сарказма, от задушевной интимности до публицистического пафоса. Во всех случаях Диккенс четко и недвусмысленно выражает свое отношение к добру и злу. Его моральные принципы естественно вытекают из сюжета, хотя сам автор не считает нужным скрывать свои симпатии и антипатии и удерживаться от сентенций. Как бы ни были сложны пути порока, у читателей никогда не может возникнуть двойственного отношения к отрицательным персонажам.

Уже в 40—50-е гг. Диккенс становится в России одним из самых любимых писателей. Тогда же его романы попадают в круг детского чтения. Н. Г. Чернышевский в одной из своих ранних работ— «О том, какие книги должно давать читать детям» (1849) —горячо рекомендует Диккенса, поскольку в его романах «мораль слишком ясно вытекает из рассказа, так что едва ли и девятилетнее дитя может не понять ее без объяснений»1.

Начиная с 60-х годов, романы Диккенса постоянно выходят в сокращенных переводах и переделках для детей. Прогрессивная критика выступала против искажений и прямой фальсификации творчества английского классика. Например, в переделках Л. Шелгуновой и А. Архангельской от его романов не оставалось ничего, кроме сюжетной схемы с банальными назиданиями. Издатель, по словам В. Г. Короленко, «совершил настоящее преступление, обкорнав Диккенса. Множество юношей успели получить самое превратное представление о Диккенсе, и впоследствии мне приходилось разуверять таких читателей, что Диккенс вовсе не скучный и не сухой моралист».

Особенно популярны у юных читателей такие романы, как «Оливер Твист», «Давид Копперфилд», «Николас Никклби», «Домби и сын», «Крошка Доррит»; из «Рождественских повестей» — «Сверчок на печи». В наше время романы и повести Диккенса постоянно выходят в сокращенных переводах для детей среднего и старшего возраста. В советских изданиях бережно сохраняются идейные и художественные особенности оригинала. Для младших школьников выпускаются отдельными книжками законченные в сюжетном отношении и отвечающие возрастным требованиям эпизоды из некоторых романов!

Эстетическое и моральное воздействие творчества Диккенса, больше чем какого-либо другого иностранного автора, зависит от качества перевода. Поэтому произведения Диккенса следует рекомендовать только в последних изданиях.

     Сочинения по русскому языку и литературе.