Значение немой сцены в комедии Н.В. Гоголя «Ревизор»

Комедия Гоголя «Ревизор» - произведение новаторское. Впервые в русской литературе была создана пьеса, в которой на первой место вышел общественный, а не любовный конфликт. В «Ревизоре» драматург обличал пороки российского общества, смеялся над всеми своими героями, но это был горький смех, «смех сквозь слезы».
    Порочность чиновников города N., их страх за свои места сделали этих людей слепыми – они приняли за ревизора «пустышку», «вертопраха» Хлестакова. В конце пьесы все, казалось бы, встает на свои места – Хлестаков разоблачен, чиновники наказаны. Но настоящий финал еще только впереди – это последнее действие и знаменитая немая сцена комедии.
    Взбудораженным известием о мнимом ревизоре чиновникам сообщают, что приехал …ревизор настоящий. В «пылу событий» все уже и забыли о том, что должен ведь приехать и настоящий, если Хлестаков – всего лишь обманщик. И вот, как «гром среди ясного неба, известие: «Приехавший по именному повелению из Петербурга чиновник требует вас сей же час к себе».
    Это сообщение буквально парализует всех героев, они окаменевают: «Городничий посередине в виде столба, с распростертыми руками и запрокинутой назад головою», «Прочие гости остаются просто столбами», «Почти полторы минуты окаменевшая группа сохраняет такое положение».
    Мы понимаем, что именно в эту минуту все чиновники испытывают настоящий ужас. Тот страх, который они пережили при Хлестакове, увеличился в десятки раз еще и потому, что им нужно все переживать заново. И если к приезду мнимого ревизора герои успели как-то подготовиться, то здесь полная неожиданность превратила чиновников в каменные статуи.
    Посередине, как глава города, главный «вор и мошенник», стоит городничий. Автор указывает, что он распростер руки и запрокинул голову вверх. Кажется, будто Антон Антонович вопрошает у неба: «За что? Почему?» Этот герой считает себя грешным не больше, чем другие, – ведь все живут так, как он. Жена и дочь Сквозник-Дмухановского устремились к городничему, как бы ища у него защиты как у главы семейства.
    В немой сцене, на мой взгляд, Гоголь без помощи реплик героев сумел выразить их характер, сущность каждого персонажа. Так, кроткий и трусливый смотритель учебных заведений Лука Лукич «потерялся» «самым невинным образом», а попечитель богоугодных заведений Земляника склонил голову набок, прислушиваясь к чему-то. Этот хитрый человек не теряет голову, а «прислушивается» к событиям, размышляет, как ему «сухим выйти из воды». Но комичнее всех со стороны выглядит судья Ляпкин-Тяпкин. Он «с растопыренными руками, присевший почти до земли и сделавший движенье губами, как бы хотел посвистать или произнесть: «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!». Мы понимаем, что судья очень испугался, ведь и он прекрасно знает, что за ним водится немало грехов.
    Комичны фигуры Бобчинского и Добчинского, которые выпучили глаза, разинули рты и, кажется, кинулись друг другу в объятия, да и так и окаменели на полдороге. Впрочем, как и все оставшиеся гости. Гоголь показывает нам, что у каждого из них совесть нечиста и каждый из них боится наказания.
    Именно в немой сцене границы комедии раздвигаются. И она из общественной перерастает в нравственную, философскую. Автор напоминает о том, что рано или поздно всем людям предстоит отвечать за свои поступки, как чиновникам в комедии. Гоголь обращается к каждому из нас – нужно жить по совести, всегда помнить о своей ответственности перед собой, богом, людьми.
    Таким образом, знаменитая «немая сцена» затрагивает интересы всех героев пьесы: в финале Гоголь выводит на сцену всех персонажей, заставляет их в течение нескольких минут впасть в «окаменелость». Этот прием позволяет драматургу сфокусировать внимание зрителя на самом действии, сильнее прочувствовать тот ужас, который испытали герои при известии о приезде настоящего ревизора.
    Кроме того, немая сцена дает возможность вариативного толкования финала комедии. Приехал настоящий ревизор, и город настигнет заслуженное возмездие? А может быть, приехал некто, ассоциирующийся у жителей с небесной карой, которой все страшатся? А может, приехал не ревизор, а важный чиновник, путешествующий в сопровождении жандарма? И даже если приехал настоящий ревизор, может, ревизия пройдет гладко и все, как всегда, закончится благополучно?
    Прямого ответа сам автор не дает, потому что финал, по сути, не так уж и важен. Важна сама мысль о неизбежном наказании, о суде, про который все знают и которого все боятся. А может, стоит жить так, чтобы не страшиться ответа перед Богом?

     Сочинения по русскому языку и литературе.