Душевная широта героев Н.В.Гоголя

  ... Любо, больно па сердце; а душа как будто в раю.
    Гей, хлопцы! Гей, гуляй!..
    Н. Гоголь

    Черты героизма, свободолюбия, душевной широты, которые позже с такой могучей силой покажет Гоголь в героях повести "Тарас Бульба", проявились уже в "Вечерах на хуторе близ Диканьки". Особенно ярко показано это свободолюбивое начало народной жизни в излюбленных Гоголем описаниях гопака, образно передающих удаль и могучий, как вихрь, дух запорожской вольности. В танце, как и в песне, сказалась для Гоголя душа народа. И не случайно герои его повестей в минуту душевного подъема, в своих радостных порывах так безудержно, весело, молодо, самозабвенно предаются танцу. Весело и задорно танцует перед зеркалом гопак хорошенькая Параска, размечтавшись о своем Грицько, притопывая ногами "чем далее, все смелее; наконец левая рука ее опустилась и уперлась в бок, и она пошла танцевать, побрякивая подковами, держа перед собою зеркало...". Вошедший в хату Черевик, увидев пляску дочери, гордо подбоченившись, выступил вперед "и пустился вприсядку, позабыв про все дела свои". Общим безудержным весельем охвачены гости на свадьбе Параски, где "все неслось, все танцевало". Еще хмельнее, еще радостнее описание свадебного танца в "Вечере накануне Ивана Купала".
    Этому светлому миру народной жизни противостоят жестокие и алчные представители сельской верхушки — староста (голова), богатеи-кулаки, которые притесняют и угнетают своих же односельчан. Староста Макогоненко в "Майской ночи" всем ненавистен тем, что самоуправно и несправедливо распоряжался в деревне, подвергал жестоким наказаниям "провинившихся", выставляя их на мороз и обливая холодной водой. Смешно, когда этот царский и помещичий прихвостень ставит себе в заслугу то, что ему довелось ехать на козлах кареты Екатерины II во время ее путешествия в Крым. Корыстолюбив и жаден богатый казак Чуб в "Ночи перед Рождеством" и отец Пидорки — кулак Корж, толкнувший Петруся на преступление ("Вечер накануне Ивана Купала"). Все они наделены резко отрицательными чертами. Их темные проделки, их алчность и корыстолюбие сурово осуждает и высмеивает Гоголь.
    Гоголь показал резкое различие между своими гордыми, великодушными и мужественными героями — такими как Вакула, Левко, Грицько, Оксана, Пидорка — и представителями сельской "знати" — богатеями вроде головы в "Майской ночи" или Чуба в "Ночи перед Рождеством"; они ненавистны всей деревне, выступают как притеснители односельчан и по своим моральным качествам являются прямой противоположностью смелым и независимым положительным персонажам. И подобно тому, как в народных песнях и сказках правда всегда торжествует над кривдой, так и в повестях Гоголя хорошие и добрые люди побеждают злых и несправедливых.
    В сатирических эпизодах "Вечеров...", в изображении комических типов и отрицательных персонажей отчетливо проглядывают черты социальной действительности, намечается реалистическая манера будущих произведений Гоголя. Он создает такой типический портрет хапуги-чиновника в повести "Ночь перед Рождеством", что мы сразу догадываемся, что заседатель любил, чтобы его принимали не за полицейского чиновника, а за офицера-кавалериста. А "дьявольски" сплетенная плеть, которой он имел обыкновение подгонять ямщиков, весьма наглядно рисует повадки заседателя в его обращении с крестьянами.
    В этой же повести ("Ночь перед Рождеством") Гоголь рисует придворные нравы, насмешливо описывая дворец Екатерины II. Внешнее великолепие придворной жизни противопоставлено простоте и скромному благородству чисто убранных, светлых и радостных украинских хат. Мишурный блеск и пышность придворных порядков становятся особенно очевидными благодаря тому, что царский дворец показан в простосердечном восприятии кузнеца Вакулы, который наивно удивляется окружающей его роскоши и богатству.
    Изображая временщика, фаворита Екатерины II — всесильного Потемкина, Гоголь подчеркивает в нем самоуверенную важность, презрение к окружающим. Запорожцы, и среди них кузнец, видят лицемерие и унизительное поведение генералов, заискивающих перед Потемкиным. С ядовитой иронией приводит Гоголь вопрос простодушного Вакулы. "Это царь?" — спросил кузнец одного из запорожцев. "Куда тебе царь! Это сам Потемкин", — отвечал тот.
    В противоположность заискивающим, униженно кланяющимся генералам и вельможам запорожцы ведут себя гордо и независимо. При всем внешнем почтении они говорят с царицей с той свободой и достоинством, которые обнаруживают прекрасное понимание ими всего окружающего.
    Насмешливо-добродушно, с лукавым юмором обрисован в "Сорочинской ярмарке" недалекий Солопий Черевик, которого водит за нос дородная супруга Хивря. Она ловко обманывает своего муженька, любезничая с многоречивым, трусливым и обжорливым поповичем. Яркими жизненными штрихами рисует Гоголь их характеры, подсмеивается над их слабостями, над глупостью одних и тщеславием других, хотя его насмешка и лишена еще той сатирической силы, которая появится позднее, при разоблачении помещиков и чиновников в "Миргороде", в "Ревизоре" и в "Мертвых душах".

     Сочинения по русскому языку и литературе.