Речь в защиту Плюшкина (по поэме Н.В. Гоголя «Мертвые души»)

Господа! В настоящее время трудно себе представить мировую литературу без имени Николая Васильевича Гоголя. Этот мастер слова создал много великолепных произведений. Однако делом всей своей жизни Гоголь считал поэму «Мертвые души».
    В ней перед глазами читателя разворачивается целая галерея помещичьих образов. Они следуют один за другим, демонстрируя степень деградации человеческой души: Манилов, Коробочка, Ноздрев, Собакевич и, наконец, Плюшкин.
    Главу об этом помещике Гоголь считал одной из самых трудных. Именно в ней тон повествования резко меняется: возрастают мотивы грусти, печали. Важно отметить, что Плюшкин отличается от других образов тем, что Гоголь дает его в развитии, точнее, показывает деградацию его души. Начало шестой главы – это элегия об уходящей молодости и жизни. Все, что есть лучшего в человеке – его «юность», его «свежесть» - невозвратно растрачивается на дорогах жизни. Так автор готовит читателя к восприятию гибели человеческой души.
    Как всегда, появлению самого персонажа на страницах поэмы предшествует описание его поместья, самого дома. Владения самого богатого помещика отличаются самой чудовищной разрухой.
    Въезд в поместье полуразрушен, бревна вдавливаются, как фортепьянные клавиши. Всюду видна особенная ветхость, крыши напоминают решето, окна заткнуты тряпьем. Из-за изб видны огромные клади лежалого хлеба, похожего цветом на выжженный кирпич. Здесь все безжизненно. Господский дом, «сей странный замок», расположен посреди капустного огорода, похож на «дряхлого инвалида».
    В этом имении нет места симметрии, цельности, равновесию. Тем самым автор подчеркивает, что и сознание Плюшина все «перекошено», захламлено всевозможным мусором. Он позабыл о главном и сосредоточился на третьестепенном. Плюшкин давно уже не знает, сколько, где и чего производится в его обширном и загубленном хозяйстве. Зато он следит за уровнем старой наливки в графинчике: не выпил ли кто-нибудь.
    Встретив Плюшкина по дороге к дому, Чичиков не может понять, кто перед ним – баба или мужик, ключник или ключница - у этого существа даже стерлись грани пола!
    Невероятно важно в раскрытии образа Плюшкина не только описание его одежды, но и его внешности. Хотя Гоголь и пишет, что лицо этого персонажа не представляло собой ничего особенного, оно выделяется из галереи прежних лиц. Важно то, как автор описывает глаза своего героя: «маленькие глазки еще не потухнули и бегали из-под высоко выросших бровей, как мыши, когда, высунувши из темных нор остренькие морды, насторожа уши и моргая усом, они высматривают, не затаился ли где кот или шалун мальчишка, и нюхают подозрительно самый воздух».
    У Плюшкина самые живые из всех героев глаза. Пусть не человеческие, но живые! Получается, что самый мертвый, самый отвратительный персонаж из помещиков оказывается и самым «непотухнувшим».
    Далее автор использует уже совсем необычный для описания помещика прием: рассказывает биографию Плюшкина, показывает, как тот стал «прорехой на человечестве».
    Важно, что у Плюшкина, в отличие от всех остальных помещиков, есть прошлое. Раньше он был образцовым хозяином, прямой противоположностью всем другим помещикам: «А ведь было время, когда он только был бережливым хозяином! Был женат и семьянин, и сосед заезжал к нему пообедать, слушать и учиться у него хозяйству и мудрой скупости… Слишком сильные чувства не отражались в чертах лица его, но в глазах был виден ум; опытностию и познанием света была проникнута речь его, и гостю было приятно его слушать».
    Становится понятно, что сначала Плюшкин был совершенно другим человеком. В раннем Плюшкине есть только возможность его будущего порока. На это намекают «мудрая скупость» и отсутствие «слишком сильных чувств». Что же случилось в дальнейшим с этим человеком? Жена его умерла, спустя какое-то время одна из дочерей сбежала со штабс-ротмистром кавалерийского полка, сын уехал из дома, а младшая дочь спустя время умерла. Плюшкин послал сбежавшим детям свое отцовское проклятие и стал жить один: «Одинокая жизнь дала сытную пищу скупости, которая, как известно, имеет волчий голод и чем более пожирает, тем становится ненасытнее; человеческие чувства, …мелели ежеминутно, и каждый день что-нибудь утрачивалось в этой изношенной развалине». Так описывает Гоголь умирание изначально неплохого человека.
    Очень интересно то, что персонаж, символизирующий собой полный распад человеческой личности, стоящий самым последним в череде «мертвых» душ, тем не менее, имеет все-таки слабые намеки на существование души. О Плюшкине, услышавшем имя своего школьного приятеля, говорится: «И на этом деревянном лице вдруг скользнул какой-то теплый луч, выразилось не чувство, а какое-то бледное отражение чувства, явление, подобное неожиданному появлению на поверхности вод утопающего». Пусть это только «бледное отражение чувства», но все же «чувства», то есть истинного, живого движения, которым прежде был одухотворен человек. Получается, что Плюшкин не мертвее, а живее предшествующих персонажей. Поэтому он закрывает галерею образов помещиков.
    Таким образом, Плюшкин стоит последним в галерее помещичьих образов не только потому, что он дошел «до такой ничтожности, мелочности, гадости», но и потому, что он, пожалуй, самый живой персонаж поэмы. Он не родился мертвым, к такой жизни его толкнула душевная трагедия.

     Сочинения по русскому языку и литературе.