Оформление купчей в гражданской палате (анализ эпизода из 7 главы первого тома поэмы Н.В. Гоголя «Мертвые души»)

«Мертвые души» Н.В.Гоголя явились великим, крупным вкладом в литературную жизнь страны. Ни Пушкин, давший Гоголю сюжет к поэме, ни сам Гоголь не думали, какое значение будет иметь это произведение. Сюжет «Мертвых душ» состоит из трех внешне замкнутых, но внутренне очень связанных между собой звеньев: помещики, городское чиновничество и жизнеописание Чичикова. Каждое из этих звеньев помогает обстоятельнее и глубже раскрыть идейный и художественный замысел Гоголя.

    Во второй-шестой главах поэмы Гоголь давал нам только линию Чичиков-помещики. Но изображение жизни пореформенной России было бы недостаточно полным, если бы Гоголь ограничился только образами помещиков. Поэтому в сюжет включена еще одна важная общественная сила – чиновничество.

    Впервые мы знакомимся с чиновникам в главе седьмой, при оформлении Чичиковым купчей. С этой герой отправляется в гражданскую палату. В эпизоде оформления купчей можно отметить несколько важных, ключевых моментов, на которых и остановимся подробнее.

    Примечательна вскользь упоминаемая, как бы не столь существенная мысль о том, что спешил Чичиков вовсе не потому, что боялся опоздать, а потому, что хотел побыстрее закончить это дело. По пути в палату приобретатель мертвых душ наталкивается на Манилова, с которым он и входит в учреждение. «Большой трехэтажный каменный дом, весь белый как мел», - читаем мы у Гоголя. Но Гоголь был бы не Гоголь, если бы он не добавил иронически: «…вероятно, для изображения чистоты душ помещавшихся в нем». Подобная же ирония автора проглядывает и далее: «автор питает сильную робость ко всем присутственным местам».

    Первое, что отмечает Манилов и Чичиков, - это грязь, непривлекательный темный коридор. Все работающие там чиновники, мелкие и крупные, слились в один комок. Недаром герои видели только затылки, сюртуки, фраки и какую-то светло-серую куртку, «отделившуюся весьма резко, которая, своротив голову набок и положив ее почта на самую бумагу, выписывала бойко и замашисто…». Из всех звуков различим только величавый голос начальника на фоне непрекращающегося шума перьев. Словом, все будто заняты делом.

    Главными героями анализируемого эпизода, как мы уже сказали, являются чиновники. Первые из них оказались излишне любопытны, но Чичиков легко раскусил их. Он знает, что они молоды, не занимают существенного положения здесь, а следовательно, с ними можно говорить довольно резко и требовательно. От них приятели направились к другому столу, а от него – к следующему, а именно, к Ивану Антоновичу.

    Это первый колоритный образ в эпизоде купли-продажи. Он еще до того, как Чичиков с Маниловым подошли к нему, приметил их: «Иван Антонович уже запустил один глаз назад и оглянул их искоса». Этот человек уже не те простенькие молодые чиновники с претензией на значительный вес в этом заведении. Это чиновник хитрый, чиновник, который своего не упустит.

    Он притворился. Что ничего не слышал и занят. Но Чичиков и перед неразговорчивым чиновником не растерялся. Чтобы ускорить дело, он не забыл упомянуть, что Иван Григорьевич, председатель, большой друг ему. И намек Ивана Антоновича: «Бывают и другие» - был правильно понят Чичиковым. Герой успокоил: «Другие тоже не будут в обиде. Я сам служил, дело знаю…» - и положил перед чиновником бумажку из кармана. Это норма, система в судебном деле. На взятках и держится все судопроизводство.

    После поощрения Иван Антонович подобрел и даже голос его стал ласковее. Так Чичиков с Маниловым попадает в присутствие, к председателю. Здесь Чичикову не пришлось прилагать много усилий, так как председатель был приятелем Чичикова.

    Интересно, что только Собакевич из всех присутствующих посмел откровенно выразиться о прокуроре, человеке праздном, за которого все делает его помощник Золотуха, «первейший хапуга в мире». Инспектор врачебной управы тоже не скрылся от Собакевича, и остальные все, которых он назвали и не назвал, «даром бременят землю». Словом, все чиновники – пошляки, бездельники и взяточники.

    Они по-свойски устраивают дела хороших приятелей. «Приятели мои не должны платить», - говорит председатель. К тому же выясняется, что «Чичикову пришлось заплатить самую малость. Даже председатель дал приказание из пошлинных денег взять с него только половину. А другая, неизвестно каким образом, отнесена была на счет какого-то другого просителя».

    Эпизод купли-продажи свидетельствует о том, что в присутственных местах творится что-то противозаконное: чиновники оборачивают дело так, как им это надо. Здесь создается только видимость дела, занятости. Это застойный мир, только кажется, что он полон энергии и страстей, суеты и хлопот. Все это призрачно. Не случайно Гоголь уподобляет «канцелярскую комнату, всю наполненную чиновниками, пчелам, рассыпавшимся по сотам, если только соты можно уподобить канцелярским делам».

    И хотя чиновников Гоголь рисует не так подробно, как помещиков, но в совокупности своей они образуют достаточно выразительный коллективный портрет губернской власти.

     Сочинения по русскому языку и литературе.