Две России в поэме Н. Гоголя «Мертвые души». «Мертвые» и «живые» души

В начале работы над поэмой Н. В. Гоголь писал В. А. Жуковскому:
    “Какой огромный, какой оригинальный сюжет! Какая разнообразная куча! Вся Русь явится в нем”.
    Так сам Гоголь определил объем своего произведения — вся Русь. И писатель сумел показать во всем объеме как отрицательные, так и положительные стороны жизни России той эпохи.
    Замысел Гоголя был грандиозен: подобно Данте изобразить путь Чичикова сначала в “Аду” — I том “Мертвых душ”, затем в “Чистилище” — II том и в “Раю” — III том. Но этот замысел не был осуществлен до конца, до читателя в полном объеме дошел только I том, в котором Гоголь показывает отрицательные стороны русской жизни.
    Наиболее широко на страницах поэмы представлены образы современных автору помещиков. Это и есть “мертвые души”, Гоголь показывает их в порядке возрастающей моральной деградации. Сначала это Манилов, обходительный, с приятными чертами лица, мечтательный человек. Но это только на первый взгляд. Пообщавшись с ним немного, вы воскликните: “Черт знает, что такое!” Его мечтательность — это праздность, паразитизм, безволие.
    В Коробочке Гоголь представляет нам другой тип русского помещика. Хозяйственная, гостеприимная, хлебосольная, она вдруг становится “дубинноголовой” в сцене продажи мертвых душ, боясь продешевить. Это тип человека себе на уме.
    В Ноздреве Гоголь показал иную форму разложения дворянства. Писатель раскрывает нам две сущности Ноздрева: сначала он — лицо открытое, удалое, прямое. Но потом приходится убедиться, что общительность Ноздрева — безразличное панибратство с каждым встречным и поперечным, его живость —это неспособность сосредоточиться на каком-нибудь серьезном предмете или деле, его энергия — пустая трата сил в кутежах и дебоширствах. Главная его страстишка, по словам самого писателя, “нагадить ближнему, иногда вовсе без всякой причины”.
    Собакевич сродни Коробочке. Он, так же как и она, накопитель. Только, в отличие от Коробочки, это умный и хитрый скопидом. Ему удается обмануть самого Чичикова. Собакевич груб, циничен, неотесан; недаром он сравнивается с животным (медведем). Этим Гоголь подчеркивает степень одичания человека, степень омертвения его души.
    Завершает эту галерею “мертвых душ” “прореха на человечестве” Плюшкин. Это вечный в классической литературе образ скупого. Плюшкин — крайняя степень экономического, социального и морального распада человеческой личности.
    К галерее помещиков, которые являются, по существу, “мертвыми душами”, примыкают и губернские чиновники.
    Кого же мы можем назвать душами живыми в поэме, да и есть ли они?
    Я думаю, Гоголь не собирался противопоставлять удушливой атмосфере жизни чиновников и помещиков жизнь крестьянства. На страницах поэмы крестьяне изображены далеко не в розовых красках. Лакей Петрушка спит не раздеваясь и “носит всегда с собой какой-то особенный запах”. Кучер Селифан — не дурак выпить. Но именно для крестьян у Гоголя находятся и добрые слова, и теплая интонация, когда он говорит, например, о Петре Неумывай-Корыто, Иване Колесо, Степане Пробке, оборотистом мужике Еремее Сорокоплехине. Это все люди, о судьбе которых задумался автор и задался вопросом: “Что вы, сердечные мои, поделывали на веку своем? Как перебивались?”
    Но есть на Руси и что-то светлое, не поддающееся коррозии ни при каких обстоятельствах, есть люди, составляющие “соль земли”.
    Взялся же откуда-то сам Гоголь, этот гений сатиры и певец красоты Руси? Есть! Должно быть! Гоголь верит в это, и поэтому в конце поэмы появляется художественный образ Руси-тройки, устремившейся в будущее, в котором не будет ноздревых, Плюшкиных. Мчится вперед птица-тройка. “Русь, куда ж несешься ты? Дай ответ. Не дает ответа”.

     Сочинения по русскому языку и литературе.