Сочинения по произведениям: Макар Чудра, Мать, На дне, Старуха Изергиль, Фома Гордеев, Челкаш, Детство и др...

Мнимые и подлинные хозяева жизни в изображении М. Горького в романе Дело Артамоновых

В октябре после утверждения нового социального строя Горький создал произведение, задуманное им около четверти века назад.
    10 апреля 1926 года впечатлениями о-произведении “Дело Артамоновых” с Горьким поделился М. М. Пришвин. Пришвин сказал, что начало произведения очень хорошее и до середины отлично, но конец неудовлетворителен. К. А. Федин писал, что роман “несоразмерен” в частях, что с течением событий они освещаются все менее широко. В центре романа стоит одна фигура — фигура Петра Артамонова. Она на первом плане именно потому, что с наибольшей полнотой воплощает процесс утраты хозяином власти над делом.
    Уже Игнат Гордеев в первом эпическом произведении Горького, “задумываясь и выходя из обычной колеи, чувствовал,что он не хозяин своего дела, а низкий раб его”. Миллионер Н.А. Бугров говорит в горьковском очерке: “Все мы — рабы дела нашего”. Вот это превращение хозяина “дела” в раба его — превращение, в котором выразилась самая суть капиталистического строя жизни и выразился его убыстряющийся упадок, составляет главное содержание характера и судьбы Петра Артамонова.
    Касаясь истории падения артамоновского “рода”, критики замечают начало упадка обычно во втором поколении Артамоновых и резко противопоставляют представителей этого поколения родоначальнику “дела”. Илья-старший был натурой сильной и целеустремленной. Когда через поколение появится новый Илья, похожий характером на деда, он уже не сможет остаться в среде Артамоновых, так как к этому времени их “дело” утратит всякое историческое оправдание. Нельзя забывать, что свое прогрессивное дело Илья-старший осуществляет как буржуа, как стяжатель, оставаясь даже для своих детей не столько отцом, сколько “строгим хозяином” (таким вспомнит отца Петр, и в этом будет много правды). Уже у Артамонова-старшего возникает тревога за будущее “дела”, и эта тревога начинает подтачивать его веру в себя. Строительный размах приобретал у него показной характер, Илья “становился все более хвастливо криклив”, и сама его гибель дала основание Тихону Вялову сказать, что сила хозяина “хвастовством изошла”. Это не сразу видно, это не лежит на поверхности, но это факт, и очень важный факт: упадок артамоновского “рода” начинается с его родоначальника.
    Слова Толстого о “скучающем” стяжателе помогают увидеть, в чем “неистовый” Илья предвосхищает своего вялого и раздвоенного сына Петра. В сущности, эти слова равно относятся к ним обоим — к двум, казалось бы, столь резко различным натурам. Оба они — “скучающие”, хотя их скука имеет разную остроту и разный характер, — не могут быть захвачены этим делом целиком. Каждый из них “вдруг — убил”, один — защищая свою жизнь, другой — в припадке злобы против жалкого беспомощного существа (потом он пытается убедить себя в том, что спасал сына от дурного влияния). Оба, хотя опять-таки по-разному, хотят заглушить “скуку” разгулом (в “кошмаре кутежа” на ярмарке Петр “почти уверенно” думал: “Отец, пожалуй, так же бы колобродил”).
    Стяжательские, хищнические, “разбойничьи”
    черты Ильи-старшего готовят и хитрую, азартную “игру с делом” Алексея, и раздвоенность Петра (боязнь своего двойника-врага и растущее осознание себя лишь “невольным зрителем” жизни — все это получит развитие в итоговой эпопее Горького, в образе буржуазного интеллигента Самгина, пытавшегося спрятаться от бурного хода истории в своем маленьком “я”). А эти черты готовят, в свою очередь, окончательный духовный крах, полное моральное банкротство последних Артамоновых.
    О Петре не раз говорится, что у него маленькие “медвежьи” глаза, но при этом речь идет не о силе его и напористости, а о прямо противоположных качествах: о том, с каким недоверием и затаенным страхом вглядывается он во все и всех. Чем большую тревогу внушает ему “дело”, тем больше оно кажется ему зверем, и он признается: “Это неправильно говорится: “Дело не медведь, в лес не уйдет”. Дело и есть медведь; уходить ему незачем, оно облапило и держит”.
    Фигура Тихона Вялова, сначала крестьянина, потом землекопа, потом дворника Артамоновых, — самая сложная в романе,.
    Проходящий через все повествование Тихон Вялов является самым неприятным и ненавистным человекам для Петра Артамонова.
    Критики утверждали, что в Тихоне Горький действительно изобразил вою крестьянскую массу, но изобразил ее неверно, с тем скептицизмом, который был пережитком, его ошибкой 1917—1918 годов.
    Наконец, был высказан и такой взгляд на Тихона, что он не только не является представителем массы, но прямо враждебен ей: “доносит” хозяину на рабочих и т. д. Но Тихон ни на кого не “доносит”, поведение его все время отличается как раз исключительной прямотой, и нельзя не чувствовать, какой глубокий и подлинно народный характер имеет растущий в нем гнев против мира Артамоновых.
    В “Деле Артамоновых” приведены в столкновение люди двух типов, прежде всего — Илья Артамонов-старший и Тихон Вялов. Горький заметил в одном из писем, что Вялов — “видоизмененный тип Платона Каратаева”.
    Платон Каратаев перестает быть Платоном Каратаевым: Тихон Вялов утрачивает черты покорности, испытывая все больший гнев против тех, кто строит свое благополучие на угнетении миллионов людей.
    Тихон еще не согласен с “затеями” революционеров, он еще далек от коллективизма передовых рабочих, ему пока присуща психология “единоличника” и пока присуще стремление к “упрощению” жизни.
    Мог ли думать Лев Толстой, обсуждая,с Горьким замысел его будущего романа, что в романе этом, ярко свидетельствующем о непреходящем значении великой школы толстовского реализма, будет, помимо всего прочего, показан конец “толстовщины”, конец самой почвы, из которой росли такие учения?

     Сочинения по русскому языку и литературе.