Своеобразие конфликта в комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума»

Комедия А. С. Грибоедова “Горе от ума” явилась новаторским произведением в русской литературе первой четверти XIX века. В классической комедии герои делились на положительных и отрицательных, количество тех и других было примерно одинаковым. Положительные герои превозносились и в результате побеждали, отрицательные высмеивались и в конце, соответственно, оказывались поверженными. У Грибоедова мы находим совсем другое построение системы персонажей: герои делятся на представителей “века нынешнего” и “века минувшего”, первых несоизмеримо меньше (фактически один Чацкий). Главный герой нередко оказывается смешон, а Фамусов, один из основных представителей “века минувшего”, предстает перед читателем заботливым отцом и в принципе добродушным человеком. Образы, созданные Грибоедовым, ярки и неоднозначны, нехарактерны для классицистической комедии; нетрадиционен и конфликт пьесы.
    Между Чацким и Фамусовым разгораются бурные споры о приемлемости различных способов для получения повышений по службе и наград, о значимости общественного мнения, об образовании. Это противостояние не двух людей, а двух мировоззрений, общественных позиций; Чацкий и Фамусов — лишь наиболее яркие их представители. Чацкий обращается со своими возмущенными монологами к Софье, Молча-лину, наконец ко всем гостям на балу (“В той комнате незначащая встреча”). Конфликт этот — социальный; с одной его стороны — Чацкий и некоторые внесценические персонажи (брат Скалозуба, князь Федор, племянник Тугоуховской), с другой — московское дворянское общество во главе с Фамусовым. Завязкой этого внешнего конфликта можно считать приезд Чацкого в дом Фамусова, развитием — споры и монологи героев (“А судьи кто?”, “Вот то-то, все вы гордецы!”), нарастающее непонимание и отчужденность. Кульминация — бал, точнее признание Чацкого безумным, эта сцена — апогей неприятия и непонимания одним “лагерем” идей и воззрений другого. Неспособное задуматься и объяснить для себя поведение Чацкого, фамусовское общество находит наиболее легкий способ — признать его безумным. Развязка — отъезд Чацкого из Москвы. В целом конфликт в комедии разрешен, только остается непонятно, кто же все-таки победил: Чацкий с новыми идеями, за которыми, очевидно, будущее, или дворянское общество, многочисленностью и тупой убежденностью в своей правоте вынудившее его бежать. С исторической точки зрения такой вариант общественного конфликта неразрешим: противостояние старого и нового мирным путем разрешиться не может. Однако в комедии отношения конкретных героев, Чацкого и фамусовского общества, выяснены до конца: они глубоко презирают друг друга, не хотят иметь ничего общего; конфликт в литературном смысле разрешим, в общечеловеческом — нет.
    Другой не менее важный конфликт — личный: по-прежнему влюбленный Чацкий и изменившаяся за время его отсутствия, полюбившая Молчалина Софья. Три года странствий не охладили чувство Чацкого, и, вернувшись, он надеется на взаимность. Однако Софья встречает его по-светски радушно, а когда он насмешливо отзывается о Молчалине, тон ее становится холодным и оскорбленным. Вероятно, первое упоминание Чацкого о Молчалине и есть завязка этого конфликта, заключающегося в том, что Софья пытается скрыть свои отношения с секретарем отца и одновременно уязвить Чацкого, а тот в свою очередь силится разгадать тайну возлюбленной и вернуть прежнюю Софью, которая была ему близка. Между тем Софья, неординарная и нетипичная для московского общества девушка, — единственная, кто противостоит Чацкому в спорах на равных. Даже Фамусов затыкает уши и отстреливается общими положениями своей морали; лишь у Софьи хватает остроумия и такта, чтобы отвечать Чацкому четко, внятно и едко. Их отношения становятся более и более напряженными, Софья говорит о своем бывшем друге: “Не человек — змея!”, Чацкий теряется в догадках, пока наконец в кульминационной для этого конфликта сцене объяснения Молчалина с Лизой и потом с Софьей не узнает правду. Известие о связи Софьи и Молчалина становится настоящим ударом, которого не может выдержать влюбленность; Чацкий осознает, что перед ним — опустившаяся московская барыш-ня, принявшая для себя “высокий идеал московских всех мужей”: “муж-мальчик, муж-слуга, из жениных пажей”. Развязка здесь — опять же отъезд Чацкого. Любовный конфликт, очевидно, разрешен и одновременно способствует разрешению конфликта социального: ведь именно Софья из соображений личной мести пускает слух о сумасшествии Чацкого и именно из-за Софьи Чацкий остается в неприятном ему доме, а затем, разочаровавшись в ней, своей последней надежде, уезжает.
    “Горе от ума” — комедия, гениальная по типичности и яркости очерченных в ней образов, отношений, по жизненности изображенных социальных противоречий в русском обществе 20-х годов XIX века. И. А. Гончаров писал, что Чацкий — образ собирательный и появляется каждый раз, когда грядет смена общественных формаций, когда возникает конфликт между старым и новым. Такие проблемы, как отношения отцов и детей, мужчины и женщины, новых веяний и устаревших форм жизни, характерны для любого общества, в том числе и современного, поэтому комедия А. С. Грибоедова и рассмотренные в ней конфликты остаются актуальными, волнуя и современного читателя и зрителя.

     Сочинения по русскому языку и литературе.