Своеобразие комедии Грибоедова «Горе от ума» как литературного произведения начала 20-х годов xix века

Комедия Грибоедова “Горе от ума”, бесспорно, лучшее произведение великого драматурга. Можно даже сказать, что для потомства Грибоедов навеки остался автором одного про- изведения. Комедия стоит “каким-то особняком”, по словам Гончарова, среди ранних произведений Грибоедова, да и в целом среди комедий, составлявших тогдашний репертуар театров. Своеобразие комедии Грибоедова в том, что эта “гениальнейшая русская драма” (Блок) явилась особым, рубежным произведением на стыке “века нынешнего” и “века минувшего”, века просветительского классицизма и нового, реалистического искусства. В этом состоит литературное своеобразие комедии. Но вместе с тем произведение Грибоедова — это новое слово не только в драматургии, но и воплощение нового мышления, нового понимания отношений личности и общества.
    В чем же идейное и стилевое своеобразие комедии? Обратимся прежде всего к конфликту. На фоне традиционных классических драм, водевилей, колких комедий Шаховского конфликт комедии Грибоедова отличается психологической и философской новизной и глубиной. Несостоятельны упреки современников в том, что в “Горе от ума” был использован сюжет и конфликт пьесы Мольера “Мизантроп”. Главного героя “Мизантропа” Альцеста называли литературным прототипом Чацкого. Но Чацкий если какими-то чертами и напоминает Альцеста, то является все-таки живым, полноправным персонажем, реалистическим характером, а вовсе не мизантропом. “Я... не имею таланта Мольера”, — говорит Грибоедов в знаменитом письме к Катенину. Чацкий — портрет живого человека. “Портреты и только портреты входят в состав комедии и трагедии”, — считает Грибоедов. Своеобразие конфликта диктует и своеобразие жанра. Бытовая комедия, комедия нравов, сатира — всех этих определений явно недостаточно для определения жанра “Горя от ума”. При желании в комедии можно найти фарсовые элементы, которые в общем-то не являлись в те времена новшеством. (Например, реплики Скалозуба, княгини, явление Репетилова.) В пьесе Грибоедова все это своеобразно сочетается с романтической возвышенностью Чацкого. Но это не трагедия и не романтическая драма для чтения. Чацкий не просто объект сочувствия автора и не просто герой-резонер, выражающий идеи Грибоедова. Чацкий тоже смешон, смешна и Софья, и все фамусовское общество. Значит, это особая комедия, обличающая (устами Чацкого) нравы фамусовского общества, и в то же время комедия, в которой зрители смеются над своим обличителем. “Ум с сердцем не в ладу”, — восклицает Чацкий в одну из редких минут прозрения. Чуткости и непосредственности живой жизни Чацкому явно не хватает. Недоверие к жизни мстит за себя, и развитие и личной, и общественной интриг приводит умнейшего Чацкого к катастрофе и разочарованию в жизни. Таким образом, мы можем назвать произведение Грибоедова философской драмой, главным конфликтом которой является конфликт между живой жизнью и нашими отвлеченными понятиями о ней.
    Рассматривая жанровое своеобразие пьесы, нельзя не обратиться к ее стилевым особенностям. В новаторской пьесе Грибоедова сочетаются черты классицизма и реализма. Создавая пьесу, Грибоедов вырабатывал особую, новую поэтику. “Я как живу, так и пишу, свободно и свободно”, — говорит Грибоедов в письме к Катенину. Даже черты классицистического стиля нашли свое своеобразное преломление. Пресловутые числовые характеристики традиционной драмы (пять актов, три единства) вроде бы выдерживаются, монологи классицистических резонеров остаются таковыми, амплуа, принятые в драматургии того времени, присутствуют. Но все это насыщено каким-то новым, живым, реальным смыслом. Например, “субретка” Лиза — это реалистически изображенная крепостная девушка, счастливая и бойкая, полная лукавства и проницательности. Новаторство Грибоедова дало, например, Пушкину повод сформулировать нечто вроде закона о праве драматургического писателя самому избирать правила для своего творчества. Пушкин отстаивал, подобно Грибоедову, свободу писателя от канонов классицизма. Особо хочется отметить реалистические характеры в пьесе Грибоедова. Это не карикатуры (“карикатуры ненавижу” — письмо к Катенину), это живая картина нравов. А ведь в характеристике реалистического героя имеется и типичное, обобщенное, и конкретное, индивидуализированное. Это было настоящим открытием гениального драматурга. Возьмем, например, совершенно новые речевые характеристики героев. Язык, на котором общаются герои комедии, способствует их индивидуализации и в то же время типизации. “Смесь французского с нижегородским”, насыщенность разговорными элементами языка, на котором общается фамусовское общество, ярко показывает нам, с кем мы имеем дело. Почти книжная речь Чацкого, насыщенная остротами, резко выделяет его среди всех героев комедии. Почти звукоподражательное изображение речи... светских барышень (например: “тюрлюрлю атласный” Натальи Дмитриевны), четкая сухая речь Скалозуба, меткие, хлесткие слова Хлестовой, афористическое высказывание Чацкого — все это позволяет нам согласиться со словами Пушкина: “...о стихах я не говорю: половина войдет в пословицы”. Стиху сообщается разговорный характер, непредсказуемость живой жизни выражена в вольности ямба, переходе реплики. Ярким примером может служить сон Софьи, который она придумывает на ходу.

    Позвольте... видите ль... сначала
    Цветистый луг, и я искала
    Траву
    Какую-то, не вспомню наяву.

    Итак, мы рассмотрели жанровое и стилевое своеобразие пьесы в связи с ее глубоким идейным своеобразием. Однако полемика вокруг “Горя от ума” в 20-е годы прошлого века, неоднозначная оценка современниками пьесы говорят о том, насколько новаторским был замысел Грибоедова. Не только злободневное содержание комедии волновало современников. Лучшие умы того времени догадывались о несвоевременной философской глубине ее конфликта. Комедия “переживет много эпох” и останется своеобразным, неповторимым произведением и для потомков.

     Сочинения по русскому языку и литературе.