Гете и Гримм: дружеские связи с представителями романтизма

Его преклонение перед Гёте, выраженное два десятилетия спустя, чувствуется и в письме, посланном брату в Кассиль 13 декабря 1809 года, через день после первого визита к Гёте. Не все надежды, какие возымели братья Гримм после этой первой встречи с тогда уже шестидесятилетним писателем, сбылись. В этом были виноваты вовсе не они и не их негромкая творческая работа, повлекшая за собой дружеские связи с уже известными представителями романтизма. Так, для Вильгельма, конечно, было разочарованием, что Гёте не написал нескольких вступительных слов к его первой книжной публикации «Героические песни», о чем Раним, просил его еще в апреле 1809 года. Штанг в своем труде «Гёте и братья Гримм» придерживается мнения, что Гёте счел за благо «держаться подальше от несколько крикливо выражавших себя старонемецких тенденций. Ему не хотелось, чтобы пошли толки, будто он стал вождем литературной партии, каковым его охотно нарекли бы Шлегели».

Так думаем мы теперь, обозрев это собрание; вначале мы полагали, что и здесь многое погибло и остались лишь сказки, известные и нам самим, просто их часто, как это водится, рассказывают с отклонениями. Но, будучи внимательны ко всему, что еще действительно уцелело от поэзии, мы пожелали познакомиться и с этими отклонениями, и тут нам открылось кое-что новое, и, хотя у нас не было возможности опрашивать людей далеко окрест, наше собрание год от года возрастало, так что теперь, по прошествии шести лет, оно кажется нам богатым; при этом мы понимаем, что многого нам еще, наверное, не хватает, однако нас все-таки радует мысль, что главное и лучшее у нас в руках. Почти все, за немногими оговоренными исключениями, было собрано в Гессене и в графстве Ханау, на берегах Майна, откуда мы родом, и записано по устным рассказам; поэтому с каждой сказкой для нас связано еще и приятное воспоминание. Немногие книги создавались с такой радостью, и мы с удовольствием еще раз открыто говорим здесь спасибо всем, кто принимал в ней участие».

Преимущественно в 1807 и 1808 годах Вильгельм порознь разъезжали по гессенскому краю, когда бы им ни представилась такая возможность, чтобы встретиться с тем или иным знатоком сказок, о котором они каким-то образом проведали, уговорить его рассказать им сказки и для начала дословно их записать. Не всегда расспросы оказывались такими успешными, как ожидал прежде всего Вильгельм. Сохранились сведения о весьма «неудачных попытках, какие Вильгельм Гримм предпринял с сказительницей в тамошнем Елизаветинском госпитале или с одной старой женщиной, с которой он познакомился там, когда гостил у своего друга Пуля, попытках, способных обескуражить других, не столь упорных собирателей и заставить их свернуть с намеченного пути». Тот факт, что братья Гримм в своих ранних материалах не указывали ни имя рассказчика, ни место и время записи, задал работу вплоть до наших дней. Тем более что в первом томе, вышедшем в 1812 году и содержавшем 86 сказок, ссылки на источники были даны только к 12 сказкам, почерпнутым не из устного предания, а из сборников сочинений. Важнейшие из них мы здесь называли. Лишь во втором томе, который Вильгельм Гримм выпустил в 1815 году, когда его брат был занят на службе у курфюрста Гессенского вдали от Капселя самостоятельно изданном им в 1822 году томе сочинений.

Прежде чем мы познакомим читателя со сказителями сказок, мы должны еще раз вернуться к той первой рукописи, которую братья Гримм послали своему другу по его настоятельной просьбе и которой они так и не получили обратно. Эти рукописные заметки Вильгельма вместе с семью автографами сказителей были найдены лишь через много лет после смерти «братьев-сказочников» в наследии, хранившемся в монастыре траппистов. Тем временем братья Гримм продолжали усердно собирать сказки. Еще в первой книжной публикации Вильгельма Гримма, в «Героических песнях, балладах и сказках», вышедших в в 1811 году, говорится:В сказках открывается волшебный мир, который сохранился и у нас, в наших родных лесах, подземных пещерах, в глубинах моря, его еще показывают детям. Эти сказки заслуживают больше внимания, нежели им уделяли до сих пор, не только ради их поэтичности, которая привлекательна сама по себе... но и потому, что они принадлежат к нашей национальной поэзии, ибо можно доказать, что они уже много веков бытуют в народе.

Успех этой первой совместной публикации братьев был ошеломляющим. Гермес по получении книги сразу же сообщил Вильгельму: «Мы получили детские сказки, которых с нетерпением ждали мои дети, и с тех пор они их не выпускают из рук. Младшая дочурка может уже многие рассказать. Моя старшенькая успела распространить их в городе среди детей, и уже через три дня после получения книги к нам пришел мальчик, чтобы взять почитать книжку, где говорится о кровяных колбасках и о колбасках жареных. Вечерами моей жене приходилось читать по семь сказок кряду, и, судя по впечатлению и неослабевающему вниманию, все сказки, что вполне естественно, прекрасно выдержали испытание. Вы вполне достигли своей цели и в мире детства воздвигли себе несокрушимый памятник.

     Сочинения по русскому языку и литературе.