Образ Артура Грэя (по повести А. Грина «Алые паруса») сочинение

Вторая часть повести «Алые паруса» начинается такими словами «Если Цезарь находил, что лучше быть первым в деревне, чем вторым в Риме, то Артур Грэй мог не завидовать Цезарю в отношении его мудрого желания. Он родился капитаном, хотел быть им и стал им. С восьмилетнего возраста Артур Грэй «все делал своими руками». Когда стало известно, что перед ним стоит цель — прожить жизнь и умереть так, чтобы портрет его мог быть повешен на стене «без ущерба фамильной чести», Артур Грэй не воспринял это как долг. Он родился с живой душой, совершенно не склонной продолжать «линию фамильного начертания».
Запомнилась такая сцена: на картине, изображающей распятие Христа, он «вынул гвозди» из окровавленных рук Христа, то есть попросту замазал их голубой краской. Сняв сына со стула за уши, отец спросил его: «Зачем ты испортил картину, это работа знаменитого художника?» На это сын ответил: «Я не могу допустить,чтобы при мне торчали из рук гвозди и текла кровь. Я этого не хочу». В ответе сына старший Грэй узнал себя и не наказал его. Второй эпизод, который мне запомнился, — посещение Грэем кухни, вход куда был ему строго запрещен. Служанка Бэтси обварила себе руку. Чтобы почувствовать, что испытала девушка, Грэй плеснул себе на руку кипящего супа. И только когда врач снял боль у девушки, он показал и свою руку. В этом поступке проявился характер мужчины, которому тогда было всего десять лет. Грэй жил в своем мире. Он часами обследовал задворки замка, заросшие мхом погреба. Но настоящее увлечение открылось неожиданно при взгляде на картину, на которой был нарисован корабль, идущий прямо на зрителя. Над всем возвышалась фигура капитана. Он был судьбой, душой и разумом корабля. Грэй любил картины без объяснений и подписей. Эта была именно такой... «Никакая профессия, кроме капитана, не могла бы так удачно сплавить в одно целое все сокровища жизни, сохранив неприкосновенным узор отдельного счастья. Опасность, риск, власть природы, неизвестность, чрез¬мерное разнообразие жизни...» На пятнадцатом году жизни Артур Грэй тайно покинул дом. Капитан «Ансельма» взял его из некое-го злорадства, рассчитывая, что через месяц мальчик из богатого дома, «роза-мимоза», попросится домой. Но Грэй шел к цели со стиснутыми зубами, без жалоб вынося непосильный труд. Увидев, как Грэй мастерски вяжет на рею парус, капитан сказал: «Победа на твоей стороне, плут».
Корабль пришел в Дубельт, и Грэй навестил мать. Он выслушал сообщение о смерти отца, затем рассказал о себе. Семь дней пробыл он в замке, на восьмой, взяв приличную сумму денег, вернулся в порт. Вскоре трехмачтовый корабль «Секрет» стал собственностью Грэя. А через четыре месяца он прибыл для отдыха команды в Лисе. Бродя по окрестностям, Грэй встретил спящую в лесу Ассоль, которая показалась ему прекрасной. Он стал расспрашивать о ней жителей Каперны, но те назвали ее безумной, «Корабельной Ассолью». Правду рассказал угольщик, поведав Грэю историю Ассоль и предсказание Эгля о принце, который прибудет на корабле с алыми парусами.
Грэй купил две тысячи метров алого шелка и сделал для «Секрета» именно такие паруса, о которых говорил девушке Эгль. И все произошло так, как предсказал ей этот сказочник.
Однажды жители Каперны увидели парусник, плывший под теми самыми алыми парусами, которые были давно высмеяны ими. От «Секрета» отошла шлюпка, в середине стоял тот, о ком Ассоль так долго мечтала. «Я здесь, я здесь!» — закричала она, вбежав по пояс 11 теплое колыхание волн. Грэй наконец смог рассмотреть ее милое лицо и прекрасные глаза: «В них было все лучшее человека».
На «Секрете» после Грэя, выпившего традиционный на свадьбах стакан вина, пили все, а корабль под всеми парусами уходил из Каперны...
На корме с грифом виолончели у подбородка сидел задумчивый и хмельной музыкант Циммер, которого пригласил на «Секрет» Грэй... «Он тихо водил смычком, заставляя струны говорить волшебным, неземным голосом, и думал о счастье»...
Я желаю Ассоль и Грэю счастья, мне хорошо было с ними, когда я читала эту сказочную повесть.

     Сочинения по русскому языку и литературе.