A+ A A-

Образ Лизы в повести «Бедная Лиза»

Повесть Николая Михайловича Карамзина «Бедная Лиза» по праву считается вершиной русской прозы сентиментализма. Прозы, поставившей во главу угла жизнь сердца и проявление человеческих чувств.

    Быть может, в наши дни, когда жизненные ценности смещены, агрессией, предательством и убийством уже никого не увидишь, «Бедная Лиза» кому-то покажется произведением наивным, далеким от правды жизни, чувства героев –неправдоподобными, а вся повесть отдающей сладким, приторным вкусом излишней сентиментальности. Но «Бедная Лиза», написанная Карамзиным в 1792 году, навсегда останется важнейшей ступенью, вехой в истории русской литературы. Эта повесть – неисчерпаемый источник тем, идей и образов для всех последующих русских авторов.

    В этом сочинении мне хочется остановиться на образе Лизы и на той роли, которую этот образ сыграл для всей русской литературы.

    В повести несколько действующих лиц: крестьянка Лиза, ее мать, дворянин Эраст и рассказчик. Стержнем сюжета является история любви между Эрастом и Лизой. Историй, в которых мужчина соблазняет, а потом бросает девушку, в литературе много. Но особенность истории Лизы и Эраста в том, что именно такая расстановка сил в России восемнадцатого века была наиболее обычной: барин, помещик, дворянин, пользуясь своим положением, без зазрения совести, без наказания, а, главное, без осуждения общества, совращает девушку, которая находится ниже его по социальному статусу.

    В первый раз имя Лизы появляется в названии повести. Уже на этом этапе мы можем понять, что именно женский образ станет в произведении главным. Кроме того, из названия мы можем уловить отношение автора к Лизе: он называет ее «бедной».

    Во второй раз мы встречаемся с Лизой в воспоминаниях рассказчика: «всего чаще привлекает меня к стенам Си...нова монастыря воспоминание о плачевной судьбе Лизы, бедной Лизы». Судя по эпитетам, которые употребляет рассказчик, говоря про Лизу, («прекрасная», «любезная») – читателю может показаться, что рассказчик был человеком, влюбленным в Лизу, и только дочитав историю до конца, мы понимаем, что он просто жалеет бедную девушку. Вообще, рассказчик в повести является выразителем авторского отношения, а Карамзин любит свою героиню. За что же?

    Лиза – крестьянка, она живет в хижине «со старушкою, матерью своею». Лизин отец, «зажиточный поселянин» умер, поэтому «его жена и дочь обедняли» и «принуждены были отдать свою землю внаем, и за весьма небольшие деньги». Мать ее не могла работать, и «Лиза, которая осталась после отца пятнадцати лет, - одна Лиза, не щадя своей нежной молодости, не щадя редкой красоты своей, трудилась день и ночь - ткала холсты, вязала чулки, весною рвала цветы, а летом брала ягоды - и продавала их в Москве». Мы еще не знакомы с героиней, но уже понимаем, что она трудолюбива, готова на жертвы ради своих близких.

    Постепенно, шаг за шагом, Карамзин открывает нам глубокую и удивительно чистую душу главной героини. У нее очень мягкое и чувствительное сердце: «часто нежная Лиза не могла удержать собственных слез своих - ах! она помнила, что у нее был отец и что его не стало, но для успокоения матери старалась таить печаль сердца своего и казаться покойною и веселою». Она очень застенчива и робка. При первой встрече с Эрастом Лиза постоянно заливается краской смущения: «Она показала ему цветы - и закраснелась».

    Главная героиня повести предельно честна. Ее честность по отношению к другим людям проявляется в эпизоде с покупкой цветов: когда Эраст предлагает Лизе рубль вместо пяти копеек, она отвечает, что ей «не надобно лишнего». Кроме того, героиня до смешного наивна: она запросто сообщает, где находится ее дом первому встречному понравившемуся ей человеку.

    При описании главной героини внимание привлекает ее речевая характеристика. Именно по этому признаку можно сказать, что образ Лизы как представительницы своего сословия не проработан достаточно четко. Ее речь выдает в ней не крестьянку, живущую своим тяжелым трудом, а, скорее, воздушную барышню из высшего общества. «Если бы тот, кто занимает теперь мысли мои рожден был простым крестьянином, пастухом, - и если бы он теперь мимо меня гнал стадо свое; ах! я поклонилась бы ему с улыбкою и сказала бы приветливо: «Здравствуй, любезный пастушок! Куда гонишь ты стадо свое?» И здесь растет зеленая трава для овец твоих, и здесь алеют цветы, из которых можно сплести венок для шляпы твоей». Но, несмотря на это, именно образ Лизы стал первым в русской литературе образом женщины из народа. В этой, прогрессивной для XVIII века, попытке вывести на сцену не обычную для любовного романа героиню – молодую барышню, а именно крестьянку, заложен глубокий смысл. Карамзин как бы разрушает границы между сословиями, указывая на то, что все люди равны перед Богом и перед любовью, «ибо и крестьянки любить умеют».

    Социальный подтекст, вложенный автором в невозможность союза между людьми разных слоев общества, был широко впоследствии разработан Пушкиным в «Барышне-крестьянке», но именно Карамзин первым использовал его в русской литературе.

    Другим новшеством Карамзина стала сама трактовка женского образа. Вспомним, что в восемнадцатом столетии женщина не обладала достаточной свободой. В частности, женщина не обладала свободой любить по собственному выбору. Выбор за женщину делали ее родители. Легко представить, что при таком положении дел, счастливые браки, в которых супруги любили друг друга, вряд ли были частым делом. Попытка любить по своей воле, вопреки общественному мнению расценивалась как преступление против нравственности. Эта тема, предложенная Карамзиным, также найдет свое отражение в произведениях более поздних авторов. В частности, Александра Николаевича Островского.

    Но в «Бедной Лизе» автор разрешил своей героине полюбить. Полюбить по велению сердца, по собственной воле. Полюбить пламенно, страстно и навсегда. "Когда ты, –говорила Лиза Эрасту, - когда ты скажешь мне: "Люблю тебя, друг мой!", когда прижмешь меня к своему сердцу и взглянешь на меня умильными своими глазами, ах! тогда бывает мне так хорошо, так хорошо, что я себя забываю, забываю все, кроме Эраста. Чудно? Чудно, мой друг, что я, не знав тебя, могла жить спокойно и весело! Теперь мне это "непонятно, теперь думаю что без тебя жизнь не жизнь, а грусть и скука. Без глаз твоих темен светлый месяц; без твоего голоса скучен соловей поющий; без твоего дыхания ветерок мне неприятен".

    Автор позволил героине любить и не осуждает ее за это. Напротив, именно Эраст кажется читателю подлецом и злодеем, после того как он, обманув, бросает Лизу. Автор осуждает своего героя, который не проходит испытание самым сильным чувством на земле – любовью. Этот прием «испытания любовью» станет очень важным в творчестве великого русского писателя Ивана Сергеевича Тургенева. Наиболее полное свое воплощение он найдет в романах «Отцы и дети», «Рудин», «Дворянское гнездо». В романе Гончарова «Обломов» главному герою также предстояло пройти испытание любовью.

    Герой Карамзина, Эраст, предал и убил любовь. За это он будет наказан и после смерти Лизы. Он «до конца жизни своей» будет несчастлив: «Узнав о судьбе Лизиной, он не мог утешиться и почитал себя убийцею». В конце повести мы узнаем, что Эраст умирает: рассказчик «познакомился с ним за год до его смерти».

    Лиза же не только проходит испытание любовью. Образ ее в любви раскрывается во всей полноте и красоте. «Что принадлежит до Лизы, то она, совершенно ему отдавшись, им только жила и дышала, во всем, как агнец, повиновалась его воле и в удовольствии его полагала свое счастие…»

    Вообще, Лиза наделена почти всеми христианскими добродетелями. Даже в тяжелую минуту, в разлуке с любимым, она обнаруживает такие прекрасные качества, как уважение к родителям и готовность жертвовать всем для любимого человека. «Что удерживает меня лететь вслед за милым Эрастом? Война не страшна для меня; страшно там, где нет моего друга. С ним жить, с ним умереть хочу или смертию своею спасти его драгоценную жизнь». «Уже хотела она бежать за Эрастом, но мысль; «У меня есть мать!» - остановила ее».

    Один из важнейших моментов в раскрытии образа Лизы – это ее самоубийство. Чистейшая, ангельская душа совершает грех, который считался и считается в христианстве одним из самых страшных. Героиня обезумела от горя. «Мне нельзя жить, - думала Лиза, - нельзя!.. О, если бы упало на меня небо! Если бы земля поглотила бедную!.. Нет! Небо не падает; земля не колеблется! Горе мне!». «Она вышла из города и вдруг увидела себя на берегу глубокого пруда, под тению древних дубов, которые за несколько недель перед тем были безмолвными свидетелями ее восторгов. Сие воспоминание потрясло ее душу; страшнейшее сердечное мучение изобразилось на лице ее…она бросилась в воду».

    Самоубийство Лизы делает ее образ жизненным и трагическим. Лиза предстает перед нами другой, не выдержавшей горя, сломавшейся, поруганной. Убито самое главное в ее жизни, предназначение и высший смысл – любовь. И Лиза погибает. Удивительно, как относится к смерти своей героини автор. Хотя Карамзин, помня о том, что самоубийство это грех, не дает душе Лизиной отдохновения. В опустевшей хижине «воет ветер, и суеверные поселяне, слыша по ночам сей шум, говорят; “Там стонет мертвец; там стонет бедная Лиза!”». Но писатель прощает свою героиню. Таинственная фраза рассказчика – «Когда мы там, в новой жизни увидимся, я узнаю тебя, нежная Лиза!» – открывает нам всю любовь автора к своей героине. Карамзин верит, что его Лиза, эта чистейшая душа попадет в рай, в новую жизнь.

    Впервые у Карамзина женщина выступает в роли высшего нравственного идеала. Именно женщине Карамзин предназначил ввести в русскую литературу такую важную и определяющую тему, как возвышение человеческого духа через страдания. И, наконец, именно Карамзин определил, что женские образы в русской литературе будут воспитателями чувств.

    Новая жизнь для Лизы, а точнее для ее образа началась гораздо позже, в следующем веке. Лиза возрождалась вновь в героинях Пушкина, Тургенева, Гончарова, Достоевского, Островского, Толстого. Образ бедной Лизы предвосхитил целую галерею прекрасных женских русских характеров: от пушкинской Лизы из «Барышни-крестьянки» и Дуни из «Станционного смотрителя» до Катерины Кабановой из «Бесприданницы» и Катюши Масловой из «Воскресенья».