Сатирические пьесы В. В. Маяковского

В. Маяковский ненавидел мещанство, обывательщину, рассматривал их не только как бытовое, но и как политическое явление. Он вел против них неослаб­ную борьбу на протяжении многих лет, потому что видел в распространении обы­вательщины и мещанства опасность для общества. Он наблюдал за тем, как они изменяют свои позиции, своё обличье в зависимости от изменения обстановки. Враг, против которого выступал Маяковский, был реальный, живой и очень жи­вучий. Начало этой борьбы мы видим в стихотворении «О дряни», написанном в 1921 году. Продолжение её можно найти в лирической поэме «Про это». Здесь даётся первая наметка темы пьесы «Клоп» — сопоставление обывателей с клопа­ми, их «солидарность». «С матрацев, вздымая постельные тряпки, клопы, при­ветствуя, подняли лапки».

В пьесе «Клоп», опубликованной в январе 1929 года, Маяковский сконцентри­ровал накопившуюся за многие годы ненависть к мещанству. Основная проблема пьесы — разоблачение «сегодняшнего мещанства». В заметке о «Клопе», разъяс­няя идейный смысл и направление пьесы, Маяковский писал, что факты пошло­сти и обывательщины, которые шли в его «руки и голову», «прессовались и соби­рались» «в две центральные фигуры комедии: Присыпкина и Олега Баяна».

Олег Баян — махровый обыватель, пошляк и подхалим. Маяковский изобли­чает в нём гнусного приспособленца. Бездарный стихоплет, болтун и лжец Олег Баян с необычайной лёгкостью, ничуть не краснея, может ловко ввернуть в свою речь осуждение прошлого, «когда мы стонали под игом самодержавия», напом­нить о времени, «когда мы с вами умирали под Перекопом», поболтать о «счастье человечества». Само «красное трудовое бракосочетание» Присыпкина с Эльзевирой Ренесанс Олег Баян представляет как сочетание «безвестного, но великого труда с поверженным, но очаровательным капиталом».

Олег Баян не только подхалим и приспособленец, он идеолог мещанства и пошлости. Предельно сгущая краски, Маяковский разоблачает его, показывая негативное влияние подобного рода людей на неустойчивых представителей рабо­чего класса. Но наиболее опасным воплощением «сегодняшнего мещанства» Ма­яковский видел в Присыпкине.

Присыпкин предстаёт перед зрителем в тот момент, когда «с треском отрыва­ется от своего класса», он перерождается из рабочего в «бывшего рабочего», в «бывшего партийца». Уже первые реплики Присыпкина достаточно ярко рису­ют облик самоуверенного, тупого обывателя, жаждущего мещанского благополу­чия. «Красное трудовое бракосочетание» окончательно дорисовывает образ глав­ного героя. Свадьба оказалась самой обыкновенной мещанской свадьбой с руганью и мордобоем. Заканчивается она пожаром.

Автор сжигает в огне пожара и Баяна, и Ренесансов с их гостями, но сохраня­ет Присыпкина. Спустя год размороженный Присыпкин помещён в клетку как «обывателиус вульгарно». Разница между «клопусом нормализом» и «обывателиусом вульгарисом» невелика. Один, упившись на «теле одного человека, падает» под кровать, а «обывателиус вульгарис», упившись на теле всего человечества, падает на кровать». Борясь против современного ему мещанства, Маяковский стремится довести эту борьбу до конца. Перед самым закрытием занавеса Присыпкин выхо­дит из клетки, он видит себе подобных в зале и восторженно орет им: «Граждане! Братцы! Свои! Родные! Сколько вас?!»

Обыватель жив и до сих пор, Присыпкины ходят между нами. Вот что страшно!

Главным объектом для своей критики Маяковский в следующей пьесе «Баня» избрал Победоносикова, главначпупса, закоренелого чиновника и бюрократа. Это человек, который подчиняет интересы дела интересам карьеры. Подобно Присыпкину, именующему себя «гегемоном», Победоносиков причисляет себя «к работни­кам вселенной» и считает вправе говорить «от имени всех рабочих и крестьян». Его «образцовое» учреждение на поверку оказывается образцовой бюрократической канцелярией, где «бумаги годами лежат в полном порядке», а для прошений, жа­лоб и отношений устроен конвейер. Но само отношение к этим жалобам и прошениям бездушное, доходящее до издевательства над людьми. Нагло самоуверенный Победоносиков кичится тем, что «поднялся вверх по умственной, служебной и по квар­тирной лестнице». А в действительности он круглый невежда. Как и всякий бю­рократ, Победоносиков увлечён собственной карьерой, устраивает личные дела за счёт государства. Он продвигает дела тех, кто оказывает ему личные услуги. Но самое страшное в Победоносикове, как и в любом бюрократе, — это его косность, которая мешает творческой деятельности людей, парализует её. Тяжёлой глыбой встаёт Победоносиков на пути осуществления изобретённой Чудаковым машины времени. А когда вопреки ему изобретение начинает жить, Победоносиков пытает­ся приписывать славу изобретения себе. Шаг за шагом Маяковский дорисовывает портрет главначпупса Победоносикова, показывая его как карьериста, шкурника, много болтающего, постоянно пребывающего в бездействии.

Под стать Победоносикову и его ближайшее окружение: секретарь главнач­пупса Оптимистенко, Иван Иваныч, Мезальянсова. Маяковский говорил, что «все эти типы», включая и самого Победоносикова, «вместе должны составить общую фигуру «бюрократа».

«Он гладкий и полированный, как дачный шар. На его зеркальной чистоте только начальство отражается, и то вверх ногами», — эти слова Велосипедкина заключают в себе верную характеристику Оптимистенко, равнодушного ко всему и ко всем, угодничающего перед начальником и готового в любой момент сме­нить его на другого. «Нам всё равно, какое лицо стоит во главе учреждения, по­тому что мы уважаем только то лицо, которое поставлено и стоит», — такова позиция этого прожженного подхалима и бюрократа, не имеющего ни убеждений, ни совести, ни чести.

Победоносикова и Оптимистенко дополняет Иван Иваныч. Он тоже говорит от имени рабочих и крестьян, тоже болтлив и невежествен. Он хвастает, что был в Ливерпуле и «осматривал дом, где жил Антидюринг», удивляется, что в Анг­лии «везде англичане», а в Швейцарии «везде одни швейцарцы». Он старается воз­высить себя, демонстрируя свои широкие связи с ответственными товарищами.

Не менее интересна сотрудница ВОКС мадам Мезальянсова, которая переводит не только с иностранного на русский, но и с «нашего на рабоче-крестьянский».

И Победоносиков и Оптимистенко, и другие отрицательные персонажи — обобщённые, типизированные образы, в основе каждого из них лежат подлинные жизненные явления. Маяковский понимал, что
«Сразу
не выпарить
бюрократов рой.
Не хватит
ни бань,
ни мыла вам!»

     Сочинения по русскому языку и литературе.