Особенности любовной лирики В. Маяковского

У каждого человека есть своя звезда — единственная, путеводная. У одних она горит ярко и недолго, у других — тускло и долго. Такая звезда, вероятно, была и у В. Маяковского — поэта-трибуна, "горлана-главаря", "ассенизатора и водовоза", как он сам с вызовом называл себя. Но мы знаем и другого В. Маяковского — поэта-лирика, человека тонкой душевной организации, мечтателя и фантазера:



Грядущие люди!

Кто вы?

Вот — я,

весь боль и ушиб.

Вам завещаю я сад фруктовый

моей великой души.



С одной стороны, Маяковский — поэт-революционер, ему не до любви, когда в стране идет война. Ведь, как писал Некрасов: "…Еще стыдней в годину горя красу долин, небес и моря и ласку милой воспевать". С другой стороны, Маяковский любил, и любил искренне, страстно. Если бы это было не так, не вышли бы из-под его пера поэмы "Люблю", "Про это", стихотворения "Письмо Татьяне Яковлевой" и многие другие.

Поэта переполняет чувство любви, он не способен его скрыть, он готов поделиться этим чувством со всем миром. Оно настолько сильное, что распространяется на все явления живой и неживой природы, одухотворяя их. Поэтому о любви говорят и пароход, и города. С чего начинался Маяковский-лирик? Уже в первом напечатанном стихотворении "Ночь" поэт с юношеской неуклюжестью и не без юношеской позы признавался, что к его сердцу подкрадывается любовь:



Я, чувствуя платья зовущие лапы,

в глаза им улыбку протиснул…

Или в другом стихотворении:

На чешуе жестяной рыбы

прочел я зовы новых губ.



Любовь зарождается в мире грубой прозы (жестяные городские вывески). Как же трудно человеческому чувству пробиться сквозь напластования неэстетичного!



И вот я — озноенный июльский тротуар,

а женщина поцелуи бросает — окурки.



Это — в стихотворении "Любовь". А год спустя в "Облаке в штанах " — нежное, трепетное, очищенное от сора улицы признание:



Мария!

Имя твое я боюсь забыть,

как поэт боится забыть

какое-то

в муках рожденное слово.



Любовь и поэзия. Они достойны друг друга. Поэзия, освещенная любовью, и любовь, вознесенная поэзией на вершину человеческого духа. А сам человек? Готов ли он к такой высоте чувства? Сильное чувство настоящей любви Маяковский выражает в поэме "Люблю". Его "громада-любовь" не ограничивается узкими рамками личных отношений. Для Маяковского любовь — "это сердце всего". В очень выразительных и волнующих образах поэмы "Про это" Маяковский сумел показать любовь как могучий фактор единения человека с человечеством, его родства со всем миром:



…Чтоб жить

не в жертву дома дырам.

Чтоб мог

в родне

отныне

стать

отец,

по крайне мере, миром,

землей, по крайней мере, — мать.



Любовная лирика Маяковского поражает своей необычайно яркой и смелой образностью, неистовой силой чувства. "Громада-любовь, громада-ненависть", переполняющие сердце поэта, рождают грандиозные, немыслимые сравнения и метафоры, мир сугубо личных, интимных переживаний получает прямой выход в жизнь общественную, в сферу, казалось бы, далекую от любовной темы.



Флоты —

и то стекаются в гавани.

Поезд —

и то к вокзалу гонит.

Ну, а меня

к тебе

и подавней —

я же люблю! —

тянет и клонит…



Так передана в поэме "Люблю" сила любовного чувства: "Стихами громя обыденщины жуть". Маяковский в поэме "Про это" мечтает о той поре, когда личное чувство сольется с мировой гармонией, счастье человека — со счастьем человечества.



Чтоб не было любви-служанки

Замужеств,

похоти,

хлебов.

Постели прокляв,

встав с лежанки,

чтоб всей вселенной шла любовь.

Чтоб день,

который горем старящ,

не христарадничать, моля.

Чтоб вся

на первый крик:

— Товарищ! —

оборачивалась земля.



Маяковский выступает против профанации высокого чувства любви, против получивших распространение среди некоторой части молодежи вульгарных представлений, борется за "чистоплотность наших отношений и любовных дел". В поэме "Про это" Маяковский предвидел полное решение моральных и бытовых проблем только в ХХХ веке. А уже через год он заявлял: "Я буду писать и про то, и про это, но нынче не время любовных ляс". Поэт убедился в том, что решение вопроса о личных отношениях нельзя откладывать на века. Необходимо сейчас дать ему объяснение, раскрыть для современников сущность любви (ведь она у нас "пограндиознее "онегинской любви"). Именно этому вопросу и посвящено "Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви".



Это одно из стихотворений, сосредоточивших в себе размышления поэта о любви и творчестве. Оно представляет собой лирический монолог, где шутка соседствует с серьезной мыслью, разговорная речь ("заговариваю зубы", "шутки бросьте-ка", "наплевать на купола") — с возвышенным поэтическим образом ("из зева до звезд взвивается слово"), бытовая зарисовка "в формах жизни" — с подчеркнутой гиперболой. Обывательским взглядам на любовь Маяковский противопоставляет большое чувство, которое является источником силы и творчества:



Любить —

это с простынь,

бессонницей рваных,

срываться,

ревнуя к Копернику,

его,

а не мужа Марьи Иванны,

считая

своим

соперником.



Размышления о "сущности любви" перерастают в размышления о вдохновении и творчестве; переживания влюбленного сравниваются с творческим экстазом. Любовь не отъединяет человека от мира, а крепче связывает с ним, дает новую энергию для деятельности. "Письмо… о сущности любви" переросло в философский разговор о человеческой жизни, о любви и мечтах, о вдохновенном труде и суровой борьбе. Рассказывая о встрече с красавицей в Париже, Маяковский подчеркивает свое отрицательное отношение ко всякого рода случайным связям, не имеющим ничего общего с настоящей любовью:



Не поймать

меня

на дряни,

на прохожей

паре чувств.

Я ж

навек

любовью ранен —

еле-еле волочусь.



Для поэта неприемлема также и обывательски-благонамеренная любовь, одобренная мещанской, религиозной моралью:



Мне

любовь

не свадьбой мерить:

разлюбила —

уплыла.

Мне, товарищ,

в высшей мере

наплевать

на купола.



Маяковский не допускает отождествления любви с чувственной страстью, какой бы сильной и волнующей она ни была. И только после троекратного отрицания узкого, ограниченного представления о любовных отношениях Маяковский высказывает свое суждение "о сущности любви". Любовь, по мнению поэта, — это настоящее пробуждение творческой энергии, прилив свежих сил, желание трудиться и совершать великие дела:



Нам

любовь

не рай да кущи,

нам

любовь

гудит про то,

что опять

в работу пущен

сердца

выстывший мотор.



От любви "разворачиваются и стихи, и дела", утверждал Маяковский. В "Письме…о сущности любви" оригинально передано состояние любовного и творческого экстаза:



Подымает площадь шум

экипажи движутся,

я хожу,

стишки пишу

в записную книжицу.

Мчат

авто

по улице,

а не свалят наземь.

Понимают

умницы:

человек —

в экстазе.



Под воздействием любви у поэта обостряется восприятие окружающего мира. Его привлекают и земные огни, и небесные светила. Душу наполняет "сонм видений и идей", "ураган, огонь, вода подступают в ропоте". И "когда докипело это", тогда рождается настоящее поэтическое слово. Таким образом, любовь, труд и поэтическое творчество выступают в этом стихотворении в неразрывном единстве.

У Маяковского стихи рождаются на многолюдной площади, среди движущихся экипажей и машин, "с какой-то грошовой столовой ". И поэтическое слово, рожденное в творческих муках, возникшее из кипенья бурных страстей, не будет оставаться в тесных рамках "он" и "она". Слово о любви должно быть таким же значительным и весомым, как и всякая подлинная поэзия:



И вот

с какой-то

грошовой столовой,

когда

докипело это,

из зева

до звезд

взвивается слово

Золоторожденной кометой.



Этим гиперболическим полуфантастическим образом Маяковский хочет подчеркнуть могучую силу и масштабность настоящей любовной лирики, обращенной к "векам, истории и мирозданью". Настоящая любовь не отгораживает человека от окружающего мира, а только теснее сближает с ним. Охваченный высокими чувствами, поэт переживает такой душевный подъем, когда возникает необходимость творить, разговаривать со всей вселенной.



Ты посмотри, какая в мире тишь.

Ночь обложила небо звездной данью,

в такие вот часы встаешь и говоришь

векам, истории и мирозданью.



Сердце поэта вмещает весь мир, его чувства приобретают вселенские масштабы. А поэтому и говорить о них нужно такими значительными словами, которые сохранили бы свою силу на многие века.

     Сочинения по русскому языку и литературе.