A+ A A-

Тема творчества и значение стихотворений Юрия Живаго в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго»

Роман Б.Л. Пастернака «Доктор Живаго» стал международным событием. По распространенности и мировому эху он опередил многие бестселлеры.
    В произведение вошли стихи, написанные Пастернаком во время работы над ним. Не все они создавались специально для романа, но все имели с ним внутреннюю связь. Стихотворение «Гамлет», например, соотносится с духовным обликом главного героя, который отважился утверждать свое право на внутреннюю свободу от жестокой эпохи.
    Стихи являются свидетельством Юрия Живаго о его времени. В романе они выделены в отдельную часть. Эта часть – цельная книга, имеющая собственную, строго продуманную композицию. Она открывается стихотворением о Гамлете, который символизирует раздумья над характером собственной эпохи.
    В роман включены стихотворения, имевшие автобиографическую основу. Так, например, стихотворения «Объяснение», «Осень», «Свидание» были посвящены Анне Ивинской. Стихотворение «Свидание» напоминало о минувших встречах. Ивинская вспоминала, что прочитала его уже в ссылке. В то же время эти стихотворения передавали характер отношений Юрия Живаго и Лары: Ивинская служила одним из прототипов героини.
    Важное место в романе занимает образ горящей свечи, который композиционно организует текст. Именно со стихотворения о свече Юрий Живаго начинается как поэт. Образ свечи возникает в первой книге, в третьей части романа – «Елка у Свентинских». Образ свечи, возникший в сознании героя, актуализирует духовные истины, о которых идет речь в романе.
    «Зимняя ночь» – название одного из первых стихотворений Пастернака (1913, перераб. 1928), в котором началось исследование темы, ставшей одной из основных в творчестве поэта. Любовь представляется лирическому герою как «удар – исток всего», сотворение духовного мира, центральное событие в жизни, подобное «крещению», свет, что «и во тьме светит», без которого день превращается в бесконечную «зимнюю ночь»:
    Не поправить дня усильями светилен,
    Не поднять теням крещенских покрывал.
    На земле зима, и дым огней бессилен...
    В одноименном стихотворении, написанном через тридцать три года, образы света, мглы, крещенья включены в контекст конкретной ситуации. «Свеча горела на столе» в комнате влюбленных, озаряя картину их встречи:
    На озаренный потолок
    Ложились тени,
    Скрещенья рук, скрещенья ног,
    Судьбы скрещенья.
    И падали два башмачка
    Со стуком на пол,
    И воск слезами с ночника
    На платье капал...
    Этот же образ у Пастернака становится центром мироздания. Пламя, поначалу теряющееся в метели («Мело, мело... // Во все пределы»), постепенно притягивает к себе все сущее на земле и на небе.
    Каждое образное уточнение ознаменовано рефреном, заканчивающим первую, третью, шестую и восьмую строфы. Стихотворение написано вольным ямбом.
    Как летом «мошкapa», зимой «на пламя» слетаются хлопья снега, к нему свои «стрелы» направляет вьюга. В комнате, освещенной «ночником», происходит главное в судьбе героя. Все вокруг исполнено светом любви, ее озарения «скрещиваются» со «слезами» свечи, теряясь в «белой» «снежной мгле». В этом водовороте образов рождается необычная метафора, в основе которой ассоциативный «жар соблазна» «окрещен», над героями простерты «два крыла» ангела.
    Образы приобретают ощутимость благодаря множеству конкретных деталей: хлопья снега летят «к оконной раме» «со двора», на «стекле» возникают снежные узоры – «кружки и стрелы», «два башмачка» падают «со стуком на пол», «воск» капает «на платье», «на свечку» дует «из угла».
    Благодаря реальному наполнению образов, меняется смысл названия. «Зимняя ночь» – это мгновения счастья. Любовь озаряет их внутренним светом, проникающим «во все пределы». В любви «скрещивается» плотское и духовное, временное («месяц в феврале») и вечное, человеческое и ангельское. Даже в одной изображенной в стихотворении «зимней ночи» виден глубинный смысл земной любви как высшего проявления жизни.
    Стихотворение «Гамлет» можно считать ключевым для романа Б. Пастернака «Доктор Живаго». Недаром им открывается семнадцатая, стихотворная глава этого произведения. Ключевым в том смысле, что понимание того, как построено стихотворение, возможно, даст читателю ключ к пониманию всего романа.
    Само название стихотворения, как и заданная в нем ситуация неизбежности предначертанного герою пути и попытка эту неизбежность осмыслить, говорит о том, что это – внутренний монолог Гамлета, датского принца, главного героя трагедии У. Шекспира «Гамлет». Стихотворение представляет собою монолог актера, играющего роль Гамлета.
    Обращение к шекспировскому образу заставляет вспомнить формулу великого драматурга: «Весь мир – театр, и люди в нем – актеры». В таком случае ситуация Гамлета осмысляется как типовая ситуация каждого человека в этой жизни вообще. А обращение «Я люблю твой замысел упрямый» относится не только к режиссеру драмы, но и к Создателю этого мира, в котором каждый достойно должен пройти предначертанный ему свыше путь («дверной косяк» – символ начала жизненного пути). Тем самым жизни человека даже в самых немыслимых обстоятельствах возвращается истинный смысл: быть достойным своей роли, своему предназначению в этом мире.
    Стихотворение написано Юрием Живаго – центральным героем романа, и было переписано и доработано им за несколько дней до смерти. Тем самым проблематика стихотворения включается в идейную структуру «Доктора Живаго». Она позволяет осмыслить жизненный путь героя в соотнесении с путями Гамлета, художника-актера, который, по своему положению, должен до конца довести свою роль в драме жизни, и, наконец, Христа, сказавшего миру новое Слово о жизни и своей жизнью подтвердившего его правоту.
    Но если вспомнить, что в действительности стихотворение принадлежит перу Б. Пастернака, то тем самым прояснится особенность биографизма романа. То, каким образом, при почти полном отсутствии внешних совпадений, соотносятся жизненные пути автора романа и его главного героя.
    Своеобразие и стихотворения, и романа в том, что Пастернак не прямо переносит обстоятельства двухтысячелетней давности в современность. Эти обстоятельства как бы просвечивают сквозь покров времени, не подменяют друг друга, а сливаются в нерасторжимое целое. Тем самым преодолевается само время: случившееся века назад происходит здесь и сейчас, и уже никогда не пройдет, будет вечно.