A+ A A-

Ученые и лжеученые на страницах романа Василия Гроссмана «Жизнь и судьба»

Роман В. Гроссмана «Жизнь и судьба» - это не только книга о войне, но и книга об интеллигенции, о судьбе ученого в тоталитарном государстве. Следует сказать, что и сам писатель испытал все превратности, которые неизбежно выпадали в нашей стране на долю творческого человека...
В своей книге Гроссман показывает те силы, которые тормозят развитие познания, глушат живую мысль, презирают бескомпромиссный поиск истины. Командные посты в науке отданы партаппаратчикам. Таковы заместитель директора института Ковченко, академик Шишаков.
Именно с гласного и негласного одобрения нового директора в институте разворачиваются исследования, результаты которых могут войти в противоречие с догмами марксистско-ленинской философии. Пышным цветом распускается антисемитизм, из лаборатории Штрума увольняют всех евреев.
Показывает Гроссман и талантливых ученых, ставших в силу личной слабости пособниками тоталитарного режима. Профессор Соколов слишком осторожен. Он не одобряет дерзкого свободолюбия Мадьярова, намеренно отдаляется от опального Штрума. Не протестует против вопиющей несправедливости и профессор Марков. Этому блистательному ученому-экспериментатору не хватает гражданского мужества. В самые трудные моменты своей жизни физик-теоретик Штрум оказывается без поддержки большинства ученых коллег. И лишь Чепыжину удается преодолеть страх...
Как я уже писал, Гроссман исследует в романе саму психологию творчества. Судьба Штрума особенно показательна в этом отношении. Причина первоначальных неудач талантливого физика-теоретика - в отсутствии свободы.
Переломным моментом в жизни Штрума становится спор о литературе и свободе на квартире физика Соколова. Новая теория возникла не из опытов, а из головы Штрума, из парадоксального сочетания смутных ассоциаций, детских воспоминаний, хаотичных образов.
Разумеется, открытие Штрума враждебно встречается руководством института, ученому предлагают заполнить унизительную анкету. Большое мужество требуется для того, чтобы отказаться от предложения отправить покаянное письмо. Ночной звонок Сталина избавляет Штрума от травли и преследований, но вместе со страхом уходит и что-то очень важное для человека. Гроссман с грустью пишет о своем герое: «И сегодня, когда свершилась его судьба, он словно прощался со своей чистой, детской, почти религиозной любовью к чудесной науке, прощался с чувством, пришедшим несколько недель назад, когда он, победив огромный страх, не солгал перед самим собой».
Свободомыслие - смелый вызов самим устоям тоталитарного государства. Любая диктатура борется со своей интеллигенцией. Теперь-то мы хорошо знаем, что в нашей стране были репрессированы почти все крупнейшие деятели науки и искусства: академик Вавилов, поэт Мандельштам, режиссер Мейерхольд, актер Жженов...
Почему же интеллигенция так опасна для любого тоталитарного режима? Ответ прост - она слишком хорошо понимает бесчеловечность такого режима. Она создает идеи и теории, подрывающие диктатуру. Такова парадоксальная мысль Штрума о сходстве принципов фашизма с принципами современной физики. Такова «безумная» теория Чепыжина об эволюции свободы. По мысли ученого, бесконечность Вселенной ограничивается не эйнштейновской кривизной пространства, а противоположностью жизни и неживой материи. «Жизнь есть свобода».
И еще одна очень важная мысль в романе В. Гроссмана «Жизнь и судьба» - это мысль о нравственности научного поиска.
Ученый должен отдавать себе отчет о возможных губительных последствиях своего открытия. Вспомним, что Чепыжин решительно отказывается от работ по расщеплению атома. Я думаю, что и в реальной жизни мы можем найти ученых, которые верят, что развиваться должны «не только мощь человека, но и любовь, душа его». Во всем мире людям известно сейчас имя великого гуманиста современности Андрея Дмитриевича Сахарова, «отца» советской атомной бомбы.
Роман В. Гроссмана «Жизнь и судьба» заставил меня о многом задуматься: об ответственности каждого человека за мир, в котором он живет, о сути научного поиска, о смысле человеческой свободы...