Образ собора в романе Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери»

К ни одной из монументальных сооружений средневековья, наверное, не относятся с таким почетом, как к собору Парижской Богоматери, который прославил в своем романе Виктор Гюго. В истории французской культуры эта давняя памятка народного зодчества и замечательное литературное произведение первой трети XIX столетие будто слились воедино. Свод собора всегда будут напоминать о героях романа Виктора Гюго -цыганку Эсмеральду, несчастного глухого и безобразного Квазимодо. В центре романа - собор Парижской Богоматери, символ духовной жизни французского народа. Он построен руками сотен безымянных мастеров, выпестованный буйной народной фантазией. Описание собора становится поводом для вдохновенной поэмы в прозе о французской национальной архитектуре. Гюго захватывается своеобразностью удивительных произведений искусства средневековья, непревзойденных, оригинальных, далеких от античной архитектуры. Он горячо встает на ее защиту от разрушений и искажение. Творение национального зодчества - это не только воплощение таланта народа; готические церкви, по определению писателя, - это также «каменные книги средневековья», за их скульптурами и барельефами неграмотный люд читал Святое Письмо.

Именно собор становится приютом для народных героев Гюго, с ним тесно связанная их судьба; вокруг собора живой народ, тот, что способен бороться за свою лучшую жизнь. Вместе с тем, собор - это символ феодального угнетения, темных предрассудков, которые держат в плену человеческие души. Недаром в мороке собора под его сводами, сливаясь с чудными мраморными химерами, оглушенный гулом звонов, в одинокости живое Квазимодо, «душа Собора», чей образ воплощает средневековье. С ним контрастирует прекрасный образ Эсмеральди, который воплощает радость и красоту земной жизни, гармонию тела и души, т.е. идеалы Возрождения, которое шло на смену средневековью. Танцорка Эсмеральда живое среди парижской толпы, которая считает ее своей сестрой, она полностью погружается в народную жизнь и дарит простому люду свое искусство, веселье и искренность. Этот роман Виктора Гюго будто перекидал мостик от прошлого до современного. Писатель выступал против политической реакции и социальной неровности в свое время. Все произведение озарено отблесками народного подъема, революционных событий, современником которых был автор. Это повлияло и на изображение народа в «Соборе Парижской Богоматери».

В понимании автора романа народ - это не просто темную неграмотную толпу, он полный творческих сил и воли к борьбе, за ним - будущее. Он еще не проснулся, «его время еще не пришло». Но штурм собора парижским людом, так ярко изображенный в романе, - это лишь прелюдия к штурму Бастилии в 1789 году (не случайно король Людовик XI находится именно в этом замке), прелюдия к революции, которая уничтожит феодалізм. «Когда из этой башни ударят в набат, когда загрохочут пушки, когда страшным грохотом упадут стены, когда солдаты и толпа с рычанием бросятся одно на один, вот тогда и придет это время». При всем разнообразии картин народной жизни в «Соборе Парижской Богоматери» Гюго не идеализировал средневековья, а правдиво показывал темные стороны феодального прошлого. Вместе с этим его книга глубоко поэтическая, она пропитана горячей любви к Франции, к ее истории, ее искусству, в которой, по убеждению писателя, живет свободолюбивый дух французского народа.

Созданная воображением Виктора Гюго трагическая история с далекого прошлого до сих пор волнует наши сердца, так как настоящее искусство не стареет.

     Сочинения по русскому языку и литературе.