foto1
foto1
foto1
foto1
foto1
Начался учебный год, и детям в школах каждый день приходится запоминать больше, чем взрослые узнают иногда за целый год. На сайте вы найдете всю нужную информацию для выполнения домашнего задания и сможете лучьше подготовиться к школе.

referat5vip.ru

За все, за все тебя благодарю я:

За тайные мучения страстей,

За горечь слез, отраву поцелуя,

За месть врагов и клевету друзей;

За жар души, растраченный в пустыне.

М.Ю. Лермонтов

О, весна без конца и без краю —

Без конца и без краю мечта!

Узнаю тебя, жизнь! Принимаю!

И приветствую звоном щита!

Принимаю тебя, неудача,

И удача, тебе мой привет!

В заколдованной области плача,

В тайне смеха — позорного нет!

Принимаю бессонные споры,

Утро в завесах темных окна,

Чтоб мои воспаленные взоры

Раздражала, пьянила весна!

Принимаю пустынные веси

И колодцы земных городов!

Осветленный простор поднебесий

И томления рабьих трудов!

И встречаю тебя у порога —

С буйным ветром в змеиных кудрях,

С неразгаданным именем Бога

На холодных и сжатых губах...

Перед этой враждующей встречей

Никогда я не брошу щита...

Никогда не откроешь ты плечи...

Но над нами — хмельная мечта!

И смотрю, и вражду измеряю,

Ненавидя, кляня и любя:

За мученья, за гибель — я знаю —

Все равно:принимаю тебя!

Стихотворение А.А. Блока “О, весна без конца и без краю...”, написанное 24 октября 1907 года, входит в цикл “Заклятие огнем и мраком”. Стихотворение проникнуто оптимизмом, полнотой жизнеощущения, имеет символическое значение, которое знаменовало наступление нового периода в истории России.

А.А. Блоку были близки поэзия М.Ю. Лермонтова и трагическое обаяние его личности. Эта глубокая связь обнаруживается не только в эпиграфах, реминисценциях, парафразах из Лермонтова, но и в общности идейной направленности творчества поэтов, в

сходстве самой манеры изображения действительности и поэтических приемов.

Стихотворение “О, весна без конца и без краю...” написано под влиянием лермонтовской “Благодарности”, где подводится итог отношений поэта с “не принявшим” его миром. Как известно, у Лермонтова благодарность иронически переосмыслена в последних стихах, которые Блок не вводит в свой эпиграф:

Устрой лишь так, чтобы тебя отныне

Недолго я еще благодарил.

Сходство стихотворений только в самом “ключе” противоречивого изображения, различие — в их смысле: у Лермонтова это “благодарность” не за радости жизни, а за страдания, у Блока — оптимистическое восприятие жизни, мира, несмотря на его противоречивость и даже гибельность:

За мученья, за гибель — я знаю —

Все равно: принимаю тебя!

Композиционная структура стихотворения опосредует связь его идеи и речевых средств ее воплощения. Восприятие жизни воспринимается конструктивно как взаимодействие

лирического “я” и жизни (мира):

Узнаю тебя, жизнь! Принимаю!

И приветствую звоном щита!

Лирический герой обретает доспехи в аллегорически изображаемой “враждующей встрече” с жизнью, утоляющей жажду борьбы (последнее подчеркивается оптимистически звучащими словами “И приветствую звоном щита!”), ведущей к заветной и влекущей мечте. Это борьба бескомпромиссная, борьба до конца.

Сама жизнь предстает воплощенной в женский образ “с буйным ветром в змеиных кудрях” (“можно любить мать, сестру и жену в едином лице Родины — России”). Блок —

поэт тонкой метафоры:

Перед этой враждующей встречей

Никогда я не брошу щита...

Никогда не откроешь ты плечи...

Но над нами — хмельная мечта!

Сложность и противоречивость жизни и мира изображается целой системой ее противопоставленных и взаимоисключающих друг друга сторон, противоположных эмоций их восприятия: неудача — удача, плач — смех, ненависть — любовь и др.

Важную конструктивную роль играют и другие противопоставления, подчеркивающие

необъятность времени: бессонные споры (ночь) — утро и пространства: веси — города. Та же мысль усиливается и атрибутами весны и мечты (“без конца и без краю”).

Сложность и противоречивость жизни и мира изображается целой системой их сторон. В стихотворении можно вьщелить так называемые ключевые слова, опорные точки композиции и его идейного содержания. Здесь таким конструктивным элементом является

глагольная форма “принимаю”, которая повторяется пять раз, организуя общий

подчеркнутый ритм стихов. Его аналогами — контекстуальными синонимами выступают

другие языковые средства: приветствую, тебе мой привет, что взоры... пьянила весна,

встречаю, не брошу щита, кляня и любя и другие.

Целостность стихотворения, его смысловое и структурное единство организуются восприятием изображаемого мира лирическим героем, человеком своей эпохи, его переживаниями, эмоциями и волевыми импульсами, а также характером и типом речи.

Мысли и чувства лирического героя, его нравственная позиция получают преломления

и оценку в образе автора как высшей “поэтической инстанции”, где мозаичные детали

синтезируются в единое противоречивое целое: радость борьбы, готовность пойти на

бой (“приветствую звоном щита”), готовность отдать всего себя изнурительной

работе (“томления рабьих трудов”) и бессилие разгадать жизнь, узнать до конца

ее тайны (“с неразгаданным именем Бога на холодных и сжатых губах”, “никогда

не откроешь ты плечи”), противоречивое восприятие мира (“ненавидя, кляня и любя”).

В идеологической, композиционной и языковой структуре стихотворения “О, весна

без конца и без краю...” лирическое “я” само является, таким образом, предметом

оценки и осмысления сущности человеческого бытия, смысла жизни — всего, что на

протяжении веков волновало людей, живущих на Земле.

Языковая структура стихотворения “О, весна без конца и без краю...” мотивирована его

содержанием и композицией.

Доминирующим изобразительным средством в стихотворении является повтор. Стихотворение начинается выразительным повторам фразеологизма — определения в постпозиции и предпозиции : определяемым словам, который экспрессивно

усиливает впечатление безграничности мира как цветущей весны и такой же необъятной

человеческой мечты:

(весна) без конца и без краю

без конца и без краю (мечта)

Повторение синонимов в каждом из этих выражений, заостряет на себе внимание и образует эмоциональный зачин стихов, подчеркнутый междометием “о”, интонацией восклицания и паузой сопоставления содержания первых двух стихов (“О, весна без конца и без краю — Без конца и без краю мечта!”)

Сквозной повтор глагольной формы принимаю (вместе с его аналогами) семантически и структурно организует текст стихотворения как его лейтмотив:

Узнаю тебя, жизнь! Принимаю!

Принимаю тебя, неудача...

Принимаю бессонные споры...

Принимаю пустынные веси!

Все равно: принимаю тебя!

Жизнь принимается восторженно во всей ее полноте, во всех ее самых крайних проявлениях. Эта мысль художественно воплощается с помощью антонимов:

Принимаю тебя, неудача,

И удача, тебе мой привет!

В заколдованной области плача,

В тайне смеха — позорного нет!

Такова же функция контекстуальных антонимов:

Принимаю бессонные споры,

Утро в завесах темных окна...

Принимаю пустынные веси

И колодцы земных городов!

Осветленный простор поднебесий

И томления рабьих трудов!

Здесь ночные споры и утро, наполненное творческим поиском, пустынные деревни и многоэтажные города, радостный простор светлого неба и вынужденный, подневольный и, может быть, беспросветный труд без “творческого парения”.

Сложное и противоречивое отношение к различным явлениям и сторонам жизни, может быть, даже некоторая душевная раздвоенность передается с помощью антитезы: ненавидя,

кляня и любя.

В произведениях поэта создается как бы особая метафорическая речь, своеобразная

вторая ступень языка над обычной, первой, то есть язык символов. Таково в стихотворении изображение жизни — сначала, в первых четырех строфах, обычное, а потом символическое:

И встречаю тебя у порога —

С буйным ветром в змеиных кудрях,

С неразгаданным именем Бога

На холодных и сжатых губах...

Изображаемое предстает как бы в двойном освещении, в двух планах, которые то соединяются, то разъединяются. Обычная жизнь вдруг “проступает” в облике загадочной, не познаваемой до конца женщины — природы — сфинкса.

Общая образно-символическая двуплановость стихотворения основана на развитии и

развертывании метафорического ряда. Жизнь представляется весной без конца и без краю:

весна пьянит воспаленные от бессонных ночей взоры поэта; неразгаданная им тайна

жизни осеняется хмельной мечтой, в которой есть и возбужденное отчаяние, и

безрассудность, и надежда (весна — весна пьянит — хмельная мечта). Образный строй

стихотворения поддержан и другими метафорами — символами (“В заколдованной области плача, в тайне смеха — позорного нет!”), а также метонимией (бессонные споры

— то есть споры не спящих людей) и гиперболой (без конца и без краю — о весне и

мечте).

Необходимо сказать несколько слов об интонации стихотворения. Эмоциональный строй стихов усилен интонацией восклицания, придающей им восторженный вид и торжественность и создающей декламационный стиль. Важно в этой связи обратить внимание на восклицательные знаки; в сравнительно небольшом стихотворении их 12. Надо сказать, что число 12 у Блока всегда являлось чем-то символическим. Взволнованность и патетика лирической исповеди поэта переданы синтаксически присоединением однородных членов, эмоционально выделенных в самостоятельные восклицательные предложения:

Узнаю тебя, жизнь! Принимаю!

И приветствую звоном щита!

Принимаю пустынные веси

И колодцы земных городов!

Обычные фразы как бы разорваны на части, интонационно подчеркнутые (узнаю, принимаю). Стихотворение композиционно целостное, в нем ярко проступают внутренняя

тематическая законченность и метрическое единство. Стих выразителен, четырехстишная

строфа ярко раскрывает внутреннее содержание произведения.

И смотрю, и вражду измеряю,

Ненавидя, кляня и любя:

За мученья, за гибель — я знаю —

Все равно: принимаю тебя!

Стихотворение звучит ритмически широко, размерено и свободно. Оно написано трехстопным анастопом с чередующимися женскими и мужскими рифмами: а в а в.

Индивидуальный авторский стиль, совокупность средств и приемов делают это стихотворение Блока произведением яркой художественной выразительности.

Произведение А.А. Блока нельзя усвоить “с ходу”, не напрягая своего разума и своей души. Стихи Блока не читаются “легко” еще и потому, что в них воплощено немало трудных, даже, если угодно, тяжких переживаний.


17 июня 1851 года Гюго поднимается на трибуну Законодательного собрания, чтобы протестовать против пересмотра статей конституции, запрещающих переизбрание президента республики на второй срок. Пересмотром этих статей бонапартисты старались обеспечить повторное избрание Луи Наполеона. Гюго прямо заявил о существовании монархического заговора и сорвал маску с мнимого защитника республики принца- президента: «Как! Разве после Наполеона Вел
Роман Е. Замятина “Мы” был написан в 1921 году. Время было сложное и судьбоносное, и поэтому произведение написано в необычайном жанре “антиутопии”. Ведущая тема — драматическая судьба личности в условиях тоталитарного общественного устройства. Замятин был крупный инженер-кораблестроитель и лучше других знал, как создается механизм, машина, сооружение. Он понимал, как это делается в полном соответствии с замыслом, по схеме, чертежам, м
"Гроза" явилась вершиной творчества А.Н. Островского. В плане художественной выразительности "Грозу" можно сравнить с другими крупными и значительными произведениями русской и мировой литературы.     У больших художников порой возникает желание при создании своего основного произведения как бы выйти за рамки обозначенной темы. Так, например, когда Гоголь работал над "Мертвыми душами", ему хотелось изобразить "всю Русь, хотя бы с одного
В напряженной и трагической реальности романа Достоевского, как шелуха, отброшены бытовые реалии нашего существования: должности, профессии, приятельства и неприязни. Автор не нагнетает “ужасы” — его самого страшит потерянность человека в мире: готовность к греху, попранию высоких истин и нравственных ценностей. Герои Достоевского как будто живут в безвоздушном пространстве первобытного вселенского хаоса, где все начинается с них: именн
Тема любви занимает в творчестве И.А. Бунина одно из самых значимых мест. Я думаю, что и в жизни это чувство стояло у писателя на первом месте, определяло его поступки, придавало смысл его существованию. Больше того, в силу характера, воспитания, образа жизни у Бунина сложилась собственная «философия любви», которую он художественно воплотил на страницах своих произведений.     Безусловно, шедевром бунинской любовной прозы является сбор
Летом я никуда не выезжал, потому что родители всё лето работали. Но я вполне прилично отдохнул и дома: играл с ребятами во дворе, ходил купаться в бассейн, гулял по го­роду, сидел дома за компьютером. Однажды со мной приключилось неболь­шое происшествие, благодаря которому я на­учился одной важной вещи. Дело было в июле, когда стояло самое пекло. Мы с ребятами отправились гулять по Арбату, решили зайти заодно и в «Мак­доналдс» — поба
Дворянский уклад жизни, затхлая, бездуховная атмосфера помещичьего быта ограниченных, примитивных “поместных владетелей” — та среда, неприятие которой объединяет главных героев романа, возвышает их над обыденностью жизни, возбуждает интерес и сочувствие. Глухость, ограниченность, узость интересов провинциальная неподвижность этой социальной среды предопределяют душевное одиночество Онегина, Ленского, Татьяны, их взаимное стремление друг
Главы «Мальчики» являются частью одного из самых великих романов Ф.М. Достоевского - «Братья Карамазовы». Они повествуют о судьбах и характерах двух подростков - Коли Красоткина и Илюши Снегирева. Связывает двух этих персонажей один из главных героев романа – Алеша Карамазов.     Итак, мы знаем, что Коля и Илюша дружили. Можно сказать, что Красоткин спас Илюшу - от издевательств одноклассников. С того момента Илья полюбил Колю всей душо
В последних стихах Сергея Есенина все острее ощущается мучительный разлад поэта с самим собой. Память все чаще возвращается к минувшему, мысль о завершенности земного пути повторяется все настойчивее. Появляется желание оглянуться, подвести итоги прожитого. Чувство смятения все усиливается и усиливается.     Все, что творится в эту пору в душе поэта, лучше всего отражено в поэме «Черный человек». Напечатанная вскоре после смерти Есенина
Повесть М. Булгакова «Морфий» входит в сборник рассказов «Записки юного врача». Этот сборник во многом автобиографичен и важен в вопросе рассмотрения особенностей творческой натуры самого писателя.     В повести «Морфий» писатель через восприятие врача раскрывает перед нами мир больного человека, увлекшегося наркотиками. Физические и психологические ощущения наркомана описаны так ярко, что многие современники стали подозревать самого Б

Сочинения по русскому языку и литературе 2,3,4,5,6,7,8,9,10,11 класс.

Материалы взяты из открытых источников. Все материалы являются собственностью их авторов.