foto1
foto1
foto1
foto1
foto1
Начался учебный год, и детям в школах каждый день приходится запоминать больше, чем взрослые узнают иногда за целый год. На сайте вы найдете всю нужную информацию для выполнения домашнего задания и сможете лучьше подготовиться к школе.

referat5vip.ru

Может быть, я уже не заплачу,

Но не видеть бы мне на земле

Золотое клеймо неудачи

На еще безмятежном челе.

А. Ахматова

Представление об удаче поэта у Анны Ахматовой было неординарным. Когда она узнала о суде над Бродским, об оскорбительном обвинении в тунеядстве и приговоре — 5 лет тюрьмы, она воскликнула: "Какую биографию делают юноше!" В искаженном мире советского Зазеркалья благополучие вызывало подозрение у несведущих, презрение у знающих. Уйдя в 15 лет из школы, Бродский пришел на завод, был фрезеровщиком. К заводу примыкали Кресты — знаменитая питерская тюрьма, в которой позже сидел "подследственный Бродский". Тюрьма, высылка, "отеческие наказания в воспитательных целях"... Что мог ответить Бродский государству? "Почему ты не работаешь честно?" — "Я работаю. Я пишу стихи".

Бродский не автобиографичен в сочинениях. Факты, события нарастают на ту основу, в которой непостижимым образом цельно и независимо живет его индивидуальность, его душа. Он "отстраняется" от системы, которая ломала большинство. Он не борется, он уходит, "не снисходя" до унизительной толкотни. Уходя от государства, он погружается в культуру. Язык — его хлеб, воздух, вода. Русский язык — и Питер:

Я хотел бы жить, Фортунатус, в городе, где река

высовывалась из-под моста, как из рукава — рука

и что она впадала в залив, растопырив пальцы,

как Шопен, никому не показавший кулака...

Бродский — второй русский поэт, увидевший в Петербурге не реку, а реки, дельту. Первым была Ахматова.

Бродский удивительно вольно обращается с поэтическими размерами, очень любит разрывать предложения, иронически и неожиданно делая ударение на словах, как будто не несущих основной смысловой нагрузки:

Полдень в комнате. Тот покой,

Когда наяву, как во

сне, пошевелив рукой,

не изменить ничего.

Но он насквозь ритмичен, ритм его сух и четок, как метроном. Бродский бесцеремонен с пространством, но все его стихи — организация и наполнение смыслом времени, это ужас и наслаждение, и азарт войны, и мудрое смирение перед тем, чем нельзя овладеть и чему невозможно сдаться:

"Мне все равно — где, имеет смысл — когда". ,

Было время, пока "где" имело остроту новизны или остроту ностальгии:

Ни страны, ни погоста

Не хочу выбирать,

На Васильевский остров

Я приду умирать.

Но последовательность пространства, его плоскость, тщетно стремящаяся к вертикали, побеждается объёмностью времени.

Бродский — поэт не столько эмоций, сколько мыслей. От его стихов ощущение не спящей, не останавливающейся мысли. Он действительно живет не где, а когда. И хотя в его стихах Древний Рим возникает не реже, чем советский Ленинград или Америка, "когда" Бродского всегда современно, сиюминутно. Он уходит в прошлое, чтобы еще раз найти настоящее. Так, в "Письмах римскому другу", имеющих подзаголовок "Из Марциала", шумит Черное море, связывающее ссыльного Овидия Назона и изгнанника Бродского где-то в вечности, с которой обручены все поэты, как венецианские дожи — с Адриатикой:

Нынче ветрено, и волны с перехлестом.

Скоро осень. Все изменится в округе.

Смена красок этих трогательней, Постум,

Чем наряда перемена у подруги.

Человек, поживший в двух гигантских империях, согласно улыбается римлянину:

Если выпало в империи родиться,

Лучше жить в глухой провинции у моря.

В пространстве существует мертвая материя. Во времени она живет:

Четверг. Сегодня стул был не у дел.

Он не переместился. Ни на шаг.

Никто на нем сегодня не сидел,

не двигал, не набрасывал пиджак.

Стул напрягает весь свой силуэт.

Тепло; часы показывают шесть.

Все выглядит, как будто его нет,

тогда как он в действительности есть!

Отдельная тема — Бродский и христианство. Ее нельзя касаться вскользь, поверхностно. Поражает напряженное, очень личное переживание поэтом библейских и евангельских сюжетов: жертвоприношение Авраама, Сретение, но особенно настойчиво повторяется — Вифлеем, Рождество:

В Рождество все немного волхвы.

Возле булочной — слякоть и давка.

Из-за банки турецкой халвы

Производят осаду прилавка...

Богатые волхвы принесли чудесные дары младенцу, спящему в яслях. Бедные питерские волхвы несут случайные дары своим младенцам. Что общего?

...смотришь в небо — и видишь: звезда.

Бродский не вернулся на Васильевский. "Где" оказалось несущественным. Он вернулся вовремя, в наше "когда". Потому что "в качестве собеседника книга более надежна, чем приятель или возлюбленная", как сказал он в нобелевской лекции. В ней же он назвал тех, чьей "суммой я кажусь себе — но всегда меньшей, чем любая из них в отдельности". Это пять имен. Три — принадлежат русским поэтам: Осип Мандельштам, Марина Цветаева, Анна Ахматова. Строками Ахматовой, благословившей Бродского на высокую удачу, хочется закончить сочинение:

Ржавеет золото и истлевает сталь,

Крошится мрамор. К смерти все готово.

Всего прочнее на земле — печаль.

И долговечней — царственное слово.

    Может быть, я уже не заплачу,

    Но не видеть бы мне на земле

    Золотое клеймо неудачи

    На еще безмятежном челе.

    А. Ахматова

    Представление об удаче поэта у Анны Ахматовой было неординарным. Когда она узнала о суде над Бродским, об оскорбительном обвинении в тунеядстве и приговоре — 5 лет тюрьмы, она воскликнула: "Какую биографию делают юноше!" В искаженном мире советского Зазеркалья благополучие вызывало подозрение у несведущих, презрение у знающих. Уйдя в 15 лет из школы, Бродский пришел на завод, был фрезеровщиком. К заводу примыкали Кресты — знаменитая питерская тюрьма, в которой позже сидел "подследственный Бродский". Тюрьма, высылка, "отеческие наказания в воспитательных целях"... Что мог ответить Бродский государству? "Почему ты не работаешь честно?" — "Я работаю. Я пишу стихи".

    Бродский не автобиографичен в сочинениях. Факты, события нарастают на ту основу, в которой непостижимым образом цельно и независимо живет его индивидуальность, его душа. Он "отстраняется" от системы, которая ломала большинство. Он не борется, он уходит, "не снисходя" до унизительной толкотни. Уходя от государства, он погружается в культуру. Язык — его хлеб, воздух, вода. Русский язык — и Питер:

    Я хотел бы жить, Фортунатус, в городе, где река

    высовывалась из-под моста, как из рукава — рука

    и что она впадала в залив, растопырив пальцы,

    как Шопен, никому не показавший кулака...

    Бродский — второй русский поэт, увидевший в Петербурге не реку, а реки, дельту. Первым была Ахматова.

    Бродский удивительно вольно обращается с поэтическими размерами, очень любит разрывать предложения, иронически и неожиданно делая ударение на словах, как будто не несущих основной смысловой нагрузки:

    Полдень в комнате. Тот покой,

    Когда наяву, как во

    сне, пошевелив рукой,

    не изменить ничего.

    Но он насквозь ритмичен, ритм его сух и четок, как метроном. Бродский бесцеремонен с пространством, но все его стихи — организация и наполнение смыслом времени, это ужас и наслаждение, и азарт войны, и мудрое смирение перед тем, чем нельзя овладеть и чему невозможно сдаться:

    "Мне все равно — где, имеет смысл — когда". ,

    Было время, пока "где" имело остроту новизны или остроту ностальгии:

    Ни страны, ни погоста

    Не хочу выбирать,

    На Васильевский остров

    Я приду умирать.

    Но последовательность пространства, его плоскость, тщетно стремящаяся к вертикали, побеждается объёмностью времени.

    Бродский — поэт не столько эмоций, сколько мыслей. От его стихов ощущение не спящей, не останавливающейся мысли. Он действительно живет не где, а когда. И хотя в его стихах Древний Рим возникает не реже, чем советский Ленинград или Америка, "когда" Бродского всегда современно, сиюминутно. Он уходит в прошлое, чтобы еще раз найти настоящее. Так, в "Письмах римскому другу", имеющих подзаголовок "Из Марциала", шумит Черное море, связывающее ссыльного Овидия Назона и изгнанника Бродского где-то в вечности, с которой обручены все поэты, как венецианские дожи — с Адриатикой:

    Нынче ветрено, и волны с перехлестом.

    Скоро осень. Все изменится в округе.

    Смена красок этих трогательней, Постум,

    Чем наряда перемена у подруги.

    Человек, поживший в двух гигантских империях, согласно улыбается римлянину:

    Если выпало в империи родиться,

    Лучше жить в глухой провинции у моря.

    В пространстве существует мертвая материя. Во времени она живет:

    Четверг. Сегодня стул был не у дел.

    Он не переместился. Ни на шаг.

    Никто на нем сегодня не сидел,

    не двигал, не набрасывал пиджак.

    Стул напрягает весь свой силуэт.

    Тепло; часы показывают шесть.

    Все выглядит, как будто его нет,

    тогда как он в действительности есть!

    Отдельная тема — Бродский и христианство. Ее нельзя касаться вскользь, поверхностно. Поражает напряженное, очень личное переживание поэтом библейских и евангельских сюжетов: жертвоприношение Авраама, Сретение, но особенно настойчиво повторяется — Вифлеем, Рождество:

    В Рождество все немного волхвы.

    Возле булочной — слякоть и давка.

    Из-за банки турецкой халвы

    Производят осаду прилавка...

    Богатые волхвы принесли чудесные дары младенцу, спящему в яслях. Бедные питерские волхвы несут случайные дары своим младенцам. Что общего?

    ...смотришь в небо — и видишь: звезда.

    Бродский не вернулся на Васильевский. "Где" оказалось несущественным. Он вернулся вовремя, в наше "когда". Потому что "в качестве собеседника книга более надежна, чем приятель или возлюбленная", как сказал он в нобелевской лекции. В ней же он назвал тех, чьей "суммой я кажусь себе — но всегда меньшей, чем любая из них в отдельности". Это пять имен. Три — принадлежат русским поэтам: Осип Мандельштам, Марина Цветаева, Анна Ахматова. Строками Ахматовой, благословившей Бродского на высокую удачу, хочется закончить сочинение:

    Ржавеет золото и истлевает сталь,

    Крошится мрамор. К смерти все готово.

    Всего прочнее на земле — печаль.

    И долговечней — царственное слово.


Человек как огромный неисследованный мир, как величайшая загадка природы интересовал М. Горького на протяжении всего творческого пути. Человеческие мысли и чувства, надежды и их крушение, сила и слабость, его духовная и социальная природа находят свое отражение в образах, созданных писателем.     Персонажи Горького — это не наши современники, это люди начала XX века, эпохи трех революций и мировой войны, эпохи крушения старого мира и на
Когда мне было 10 лет, я пошел гулять в парк. Была осень, заморосил дождик , подул прохладный ветер. В парке уже появились лужи и ковер из золотых и красных листьев. Я собрался идти домой, когда услышал жалобный писк. Я пошел на писк и увидел маленького котенка, который попал в глубокую лужу и не мог выбраться. Котёнок  весь промок и испачкался в грязи. Он пищал из последних сил и еле стоял на ногах.Я пошел к котенку и промочил ноги. Лу
 “Из всех писателей 20—30-х годов XX века, наверное, Михаил Булгаков в наибольшей мере сохраняется в российском общественном сознании. Сохраняется не столько своей биографией, из которой вспоминают обычно его письма Сталину и единственный телефонный разговор с тираном, сколько своими гениальными произведениями, главное из которых— "Мастер и Маргарита". Каждому следующему поколению читателей роман открывается новыми гранями. Вспомним хот
Мастер пейзажа и певец родной природы Шишкин создал в свое время очередной шедевр - картину "Корабельная роща". Эта картина трогает своей чистотой и наивностью.На полотне изображены старинные деревья, между которыми катится вдаль неглубокая, но довольно широкая река. Через реку перекинут небольшой деревянный мостик, который сделан из тонких досок и остатков древесины. По берегам реки разбросаны камни самых разных размеров, а в стороне
Николай Алексеевич Заболоцкий принадлежит к первому поколению русских писателей, вступивших в литературу уже после революции. Вся его жизнь — это подвиг ради поэзии. Когда заходит разговор о поэтическом мастерстве, всегда вспоминают Заболоцкого. Но главное качество и достоинство его поэзии — все-таки ее философичность. Уже первая книга его стихов “Столбцы” имела шумный успех в конце 20-х годов. Поэзия Заболоцкого ярко выделялась среди р
А.С.Пушкин приступил к работе над “Капитанской дочкой” в 1833 году и закончил ее в 1836 году. В последние годы жизни тема крестьянского восстания была одной из центральных в его творчестве. В 30-е годы в России возросло количество крестьянских бунтов и возмущений, направленных прежде всего против крепостничества. Еще в 1824 году Пушкин задумывается о роли народа в истории. В драме “Борис Годунов” поэт поднимает важную проблему народа и
В истории мировой литературы можно найти немало примеров того, что новое время часто ставит художника перед необходимостью переосмысливать традиционные методы творчества. С подобной ситуацией мы сталкиваемся и при попытке проанализировать художественную структуру книги М. Горького “Мать”.     Начнем с того, что практически невозможно точно определить жанр этого произведения. Сам М. Горький жанр никак не обозначил, однако можно выделить
«Misrables» — соединение исторического романа и социального. Воскрешая борьбу при Ватерлоо и революцию 1830, Гюго даёт яркую картину ужасов капитализма, нищеты, проституции, преступления. Гюго стремится романом помочь разрешению «трёх основных, по его мнению, вопросов нашего времени: унижение человека положением пролетария, падение женщины вследствие голода, поглощение детей мраком ночи». Козетта. Иллюстрация Эмиля Баяра Показом этих т
Творчество Лермонтова пришлось на непростое и печальное время в истории России — николаевскую реакцию, наступившую вслед за расправой над декабристами. Пушкинская эпоха, верившая в прогрессивное переустройство общества, призывавшая к вольности, мечтавшая о службе на благо отечества, отошла в небытие. На смену ей пришла эпоха апатии, равнодушия, неверия и бездействия. Это бездействие общества, погрязшего в праздных и постыдных развлечени
Русский язык красив и необычен. Сколько великолепных произведений написано на этом языке. Русским языком нельзя не восхищаться, ведь с помощью его можно передать всю красоту окружающего мира, а также и внутренний мир человека. На протяжении веков русский язык изменялся, развивался, совершенствовался. Но как говориться совершенству не придела, еще многие поколения будут дополнять развивать язык. Самое главное это сохранить русский язык,

Сочинения по русскому языку и литературе 2,3,4,5,6,7,8,9,10,11 класс.

Материалы взяты из открытых источников. Все материалы являются собственностью их авторов.